24.09.2010 | 19:33

"Министр, поэт и друг…" - выставка к 250-летию Ивана Дмитриева

250-летию со дня рождения Ивана Дмитриева посвятил новую экспозицию Музей Пушкина. Единственный в Москве, где решили почтить память человека, о котором Карамзин писал – «Чинов и рифм он не искал – но рифмы и чины к нему летели сами». Еще одна строфа из стихотворения первого российского историка «К портрету Дмитриева» дала название выставке - «Министр, поэт и друг…». В ее основе – документальные свидетельства и подлинные автографы конца XVIII – начала XIX веков. Весь уникальный материал представлен публике впервые. Рассказывают «Новости культуры».

С песен на стихи Ивана Дмитриева началось открытие выставки. Его произведения неоднократно печатались в разное время, но вряд ли сейчас имя поэта известно широкому кругу читателей. Многие выражения Ивана Дмитриева настолько вошли в наш быт, что мы не задумываемся , кому они могли бы принадлежать. 

«Когда мы говорим: "Мы пахали", мы, может быть, не помним о том, что это басня Дмитриева «Муха». Когда мы открываем московскую главу "Евгения Онегина", то мы читаем в седьмой главе пушкинского романа эпиграф из стихотворения Дмитриева "Освобождение Москвы": "Москва, Россия, дочь любима, где равную тебе сыскать"», - напоминает  автор концепции выставки Наталья Михайлова.

В московском доме Ивана Дмитриева собирался весь Парнас: Жуковский, Вяземский, Державин, Фонвизин, Василий Львович Пушкин и Александр Сергеевич. Дмитриева называли литературным патриархом. У него была одна из лучших библиотек того времени. Он выписывал книги по всему свету. Двести представлено на выставке. Причем многие с автографами. Писатели считали своим долгом преподнести ему свои сочинения. Дмитриев был интересным рассказчиком. Молниеносно рождались его эпиграммы, басни, сатирические сказки, дружественные послания. В своих записках «Взгляд на мою жизнь» Дмитриев пишет о наиболее важных событиях и встречах.

«Мы раскрыли эти записки на тех страницах, где Иван Дмитриев вспоминает, как, будучи еще совсем молодым человеком, он в Москве, на Болотной площади, оказался свидетелем казни Пугачева. И он рассказывал об этом Пушкину. И Пушкин со слов Дмитриева описал казнь Пугачева в «Капитанской дочке», - рассказывает Наталья Михайлова.

О Дмитриеве вспоминают и в связи с событиями 1812-го года. Александр Первый назначил его председателем комиссии, которая должна была помогать москвичам, пострадавшим от пожара и нашествия французов. За добросовестную работу он был награжден орденом Святого Владимира. До сих пор полностью не изучено огромное эпистолярное наследие Ивана Дмитриева. Он был другом Николая Карамзина и вел с ним постоянную переписку.

«Дошли письма Дмитриеву. Письма, которые являются ценнейшим документом и по истории великого историографа и писателя, и России той поры», - объясняет академик Российской Академии образования Сигурд Шмидт.

Дмитриев и Карамзин. Их вместе будут вспоминать еще не раз. Ведь в 2016-м году будет отмечаться 250-летие создателя многотомной «Истории государства российского».