28.09.2010 | 12:21

Соловки: остров особого назначения

Судьба Соловков – уникального заповедника Беломорья – находится в центре внимания научного сообщества, светских и церковных властей. Только что на островах завершилась всероссийская научная конференция, посвященная сохранению исторического и культурного наследия Соловецкого монастыря. А летом Соловки во главе Государственной комиссии посетил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Впервые за многие годы был сформулирован комплексный подход и выработана долгосрочная программа развития всего архипелага. Чем сегодня живут Соловки, и что ждет их в будущем – об этом в серии специальных репортажей «Новостей культуры».

Самолет из Архангельска с участниками конференции приземлился на Соловки с опозданием на два часа – помешал туман. Архимандрит Порфирий, прилетевший этим же рейсом, в шутку замечает: он делает погоду, но не на всем острове, а только в музее и монастыре. Год назад приказом министра культуры архимандрит Порфирий был назначен директором Соловецкого музея-заповедника. Теперь это крупнейшее в России учреждение культуры, которым руководит монах.

Молебен основателям монастыря – Зосиме, Савватию и Герману – предусмотрен регламентом, но присутствуют на нем только желающие. Монастырь – монастырем, а музей – это светское учреждение.

«Те, кто со мной хочет подчеркнуто светски общаться, как с директором, называют меня Владимир Викторович», – замечает наместник Соловецкого Спасо-Преображенского монастыря, директор соловецкого государственного музея-заповедника Архимандрит Порфирий (Шутов).

При новом директоре отношения между музеем и монастырем улучшились и стали, что называется, взаимовыгодными. В этом году из-за бюрократических проволочек остров не получил из госбюджета обещанные триста миллионов рублей. Архимандрит Порфирий привлек меценатов, и реставрационные работы продолжились. Историк Николай Борисов рассказывает наместнику, как в середине 1980-х он привозил на Соловки студенческие отряды МГУ, чтобы восстанавливать монастырь после пребывания здесь лагеря особого назначения. Сегодня на Соловках, по словам профессора, существует другая опасность – евроремонт всего острова.

Когда-то монастырь был полновластным хозяином острова. Сегодня там уживаются две принципиально разные цивилизации. Монахи и жители поселка – всего их около тысячи человек. Многие подрабатывают на туристах – от навигации до навигации. Капитан монастырского катера «Преподобный Елеазар» Александр Максимов говорит, что лучше всего на Соловках жилось, когда на острове базировалась военная часть. Эти годы многие жители запомнили как время земного рая на Соловках.

«В больнице врачи были – боги. Их вспоминаем только добрым словом. Я и родился благодаря им: они маму спасли и меня спасли, потом учителя. Как их не вспомнить? Девяносто процентов людей у нас поступало в институты», – подчеркивает Александр Максимов.

Сегодня двое из выпускников единственной на Соловках общеобразовательной школы учатся в МГИМО, а в поселковую поликлиннику, построенную в советские годы на месте монастырского кладбища, специалисты прилетают только летом. Рожать соловецкие мамы летают в Архангельск.

В конце августа на Соловках впервые побывала Комиссия по сохранению наследия Соловецкого монастыря. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл осмотрел остров, поговорил с местными жителями.

«Мы приняли подробную программу по радикальному изменению жизни всего поселка. Невозможно восстанавливать только один монастырь. Не может на фоне величественного русского монастыря быть образ человеческой немощи», – сказал тогда Патриарх.

В недалеком будущем планируется вынести всю туристическую инфраструктуру на материк, закупить быстроходные суда, а для жителей построить на Соловках коттеджный поселок – наподобие северных норвежских деревень. Символично, ведь именно в Норвегии у Соловецкого архипелага есть острова-побратимы – архипелаг Шервей. Мартина Болден, участница проекта обмена, приехала как раз оттуда.

«В прошлом году соловецкие школьники приезжали к нам, а в этом году мы приехали на Соловки. Больше всего меня поразили здесь гигантские сооружения. Правда, дома в поселке очень серые, у нас больше ярких красок», – замечает она.

Остров – это в любом случае сакральная территория. Пространство между небом и землей. Монахи уже привыкли, что за стенами кремля течет обычная светская жизнь, а местные жители понимают, что живут на острове особого назначения. Но лишний раз напоминать об этом людям, многие из которых до сих пор вынуждены стирать на колонках, кажется, еще рановато.

Даже те, кто никогда не бывал на Соловках, с Соловецким монастырем соприкасаются почти ежедневно. Вид монастырского комплекса можно увидеть на 500-рублевой купюре. Правда, ее дизайн уже устарел. Обезглавленными соловецкие храмы стояли в 1920-е, лагерные годы. Монастырь, лагерь, база Северного флота, музей и, наконец, снова монастырь. Согласно новой федеральной программе, котоаря должна быть принята в ближайшем будущем, Соловки вновь, как это было до революции, станут одной из главных духовных твердынь России.