28.09.2010 | 19:36

Редчайшие манускрипты Джордано Бруно показали в Москве

«Джордано Бруно в контексте российской и мировой культуры». Международная конференция, посвященная одному из самых влиятельных и знаменитых мыслителей эпохи Ренессанса, открылась в Москве. Среди участников - крупнейшие специалисты по эпохе Возрождения из Институа Философии Российской Академии Наук и Итальянского института философских исследований. Для них Российская Государственная библиотека открыла сегодня свои фонды. И впервые - всего на несколько часов - в доме Пашкова были выставлены редчайшие манускрипты Джордано Бруно. Рассказывают «Новости культуры».

Никогда прежде в России не собирали сразу столько специалистов по философии и истории эпохи Возрождения. «Бруно для итальянцев – прежде всего мыслитель. Нам близки две его темы – тема единства знаний и преодоления разрыва между научным и гуманитарным знанием и тема философии жизни – то есть преодоление разрыва между тем, что философ думает, и как они живет», - рассказывает директор Итальянского Института Культуры в Москве Адриано дель Аста.

Про Джордано Бруно всегда говорят, что он – вершина эпохи Возрождения. А без этой эпохи представить современный мир нельзя.

«Много оттуда пришло. Прежде всего – идея личности, идея свободной, независимой мысли, антидогматизм. Эти идеи не просто превозносились, а они были выстраданы», - отмечает директор Института философии РАН Абдусалам Гусейнов.

В честь конференции Российская Государственная библиотека открывает редчайшее собрание книг и манускриптов Джордано Бруно. Всего на несколько часов ученым предоставляют возможность посмотреть на так называемый «московский кодекс» из собрания коллекционера Авраама Норова. Это и прижизненные издания трудов Бруно – редкость, так как книги Бруно сразу после его смерти были включены в «Индекс запрещенных книг» и не издавались до середины XIX века. Кроме того – совсем уж редкость манускрипты Бруно – жемчужина коллекции.

«Вот диалоги Бруно о причине, о бесконечности из легендарного собрания Бруно, которое было в распоряжении английской королевы Елизаветы Первой, и потом они попали в руки философа Джона Толланда – вот его поправки», - рассказывает доктор филологических наук Андрей Россиус.

Все знают, что Бруно сожгли на костре, и многие уверены, что Бруно пострадал за свои научные изыскания. Это не более, чем миф.

«У него была своя точка зрения на природу евхаристии, Троицу, он верил в переселение душ, более того, мечтал о замене современной ему христианской религии другой религией. Думаю, современные церковные функционеры, обладающие твердыми убеждениями, сделали бы то же самое, как это сделал кардинал Роберт Беллермати», - говорит доцент кафедры истории и теории мировой культуры философского факультета МГУ Александр Шишков.

Бруно не был ученым - он не производил математические расчеты, не был наблюдателем или экспериментатором. Он был мистиком, поэтом и действительно вершиной Ренессанса. В течение двух дней ученые России и Италии попытаются приблизиться к этой вершине.