30.09.2010 | 15:13

Строительство на Боровицкой площади: быть или не быть

По распоряжению временно исполняющего обязанности мэра Москвы Владимира Ресина отозван ордер на строительство реставрационно-депозитарного комплекса музеев Московского Кремля. В таких случаях говорят – «реакция последовала незамедлительно», поскольку буквально вчера на одной пресс конференции проект комплекса сдержанно презентовался, на другой бурно критиковался. Напомним, что речь идет о проекте сооружения, которое должно возводиться между Кремлем и домом Пашкова, о проекте, который в свое время выиграл конкурс, но сегодня даже у заказчика вызывает сомнения, а архитекторов просто возмущает. Рассказывают «Новости культуры».

«Уродом», «Турецким хамамом» - как только не называли этот проект. Не только фасад, но и высота нового здания – 24 метра -встревожили общественность. Ведь тогда эти виды останутся только на открытках. При этом, по словам Владимира Ресина, проект был согласован, в том числе, и с ЮНЕСКО, в охранной зоне которой запланировано строительство. Теперь, по мнению временно исполняющего обязанности мэра Москвы, пришла пора подробнее разобраться в вопросе.

«Я сегодня принял решение и подписал указание отозвать разрешение на строительство, забрать ордер, работы приостановить и передать вопрос на рассмотрение общественно-архитектурного совета, пусть специалисты посмотрят», - сказал Владимир Ресин.

На дополнительной независимой экспертизе настаивает и директор музеев Кремля. О том, что проект ей не по душе, Елена Гагарина говорила еще вчера. Притом, что депозитарий нужен музеям Кремля, как воздух, он необязательно должен быть таким.

«Я выбрала бы здание, которое меньше всего было бы заметно: больше стекла, но конкурс проводил не музей – выбрали что выбрали», - объясняет Елена Гагарина.

Сегодня Гагарина довольно резко отреагировала на заявление Ресина. По ее словам, остановить строительство депозитария Москва не в силах, так как это федеральный объект, заказчик – Минкультуры. Поэтому в дело должно вмешаться правительство, считает Гагарина. «То, что это строится для Кремля, и все согласования - не московский уровень», - не отрицает и Ресин. Но, по его словам, московское правительство прислушивается к критике. И город выдаст ордер на строительство только после дополнительной экспертизы проекта общественным советом при мэре.

«Есть случаи, когда поднятая по тревоге общественность оказывается права. Я бы спокойно к этому отнесся. Внимательно рассмотрим еще раз. Это не значит – взять и все порушить. Но внести коррективы, может быть», - высказал свое мнение почетный президент союза архитекторов России, член общественного совета при мэре Москвы Юрий Гнедовский.

«Там нельзя строить ничего большого, я еще раз повторю, и нового нельзя строить. Это могут быть в очень ограниченном, очень малом, но на самом деле, исторически разрешенном пространстве небольшие вкрапления», - уверен президент Российской академии архитектуры и строительных наук, член общественного совета при мэре Москвы Александр Кудрявцев.

Боровицкая площадь приобрела такой вид, к которому мы привыкли, в 1972 году. Тогда к приезду американского президента Ричарда Никсона были снесены последние дома по Моховой улице. Снос этих домов породил новую градостроительную ситуацию, справиться с которой до сих пор не удается. Особенно труден участок на косогоре между Моховой и Манежной улицами. Главная тема Боровицкой площади - соперничество или диалог Кремля и Пашкова дома.

«Это место - святое для Москвы. Это место, которое представляет собой уникальную ландшафтную характеристику города, и открывает исключительную панораму на шедевры русского зодчества. Поэтому строительство на этом месте должно быть сопряжено с величайшим тактом и огромной культурой. Как мне кажется, реализуемый проект этими качества не обладал», - отмечает архитектор Сергей Гнедовский.

«В плане структуры этого здания и в плане наполнения, и в вопросах окружения и увязанности с городской жизнью, тот проект, безусловно, содержит некий случайный элемент или не до конца продуман. Но на таком месте нужно строить не 7, а 70 раз отмерить и потом принимать решения», - говорит член экспертно-консультативного совета при главном архитекторе Москвы Борис Пастернак.

Ясно, что иное архитектурное решение возможно – авангардный стиль мог бы только подчеркнуть соседство двух шедевров. Неоклассика, наоборот, в споре с таким великолепием явно проигрывает. Остается надеяться, что среди столичных архитекторов найдутся светлые головы, способные спроектировать компромиссный вариант. А у чиновников хватит ума и вкуса его принять.

Все материалы темы>>>