05.10.2010 | 11:31

Печать. 5 октября 2010

Нет в мире совершенства, но есть достойные способы стремиться к нему. О том, как перевести это стремление в формат музыкального конкурса, размышляют сами музыканты и их собеседники на страницах сегодняшних газет. Подробнее о темах «печати» - «Новости культуры». 

 

***

В Москве, в Малом зале консерватории, проходит IV Международный конкурс скрипачей имени Давида Ойстраха. Об этом событии сообщает «Время новостей». Возглавляет жюри сын великого музыканта, скрипач и педагог Игорь Ойстрах. В беседе с корреспондентом газеты Ильей Овчинниковым он отметил, что среди музыкантов и педагогов бытует мнение, что конкурс - несовершенная форма отбора молодых музыкантов. Поскольку любое жюри - это живые люди, и у каждого свой вкус. Но все же это оптимальная, хоть и несовершенная, форма отбора. «Конкурс Ойстраха, - подчеркнул далее Игорь Давидович, - очень молод: …здесь представлены три возрастные группы, самая младшая - с 10 до 13 лет, что не так часто на конкурсах бывает. Мне кажется, в целом уровень музыкантов достойный, их технические возможности лишь растут, как растет и опыт игры в разных стилях».

***

«Романтическая Россия эпохи Гоголя и Пушкина» -- так называется выставка, открывшаяся в парижском Музее романтической жизни. На ней, как сообщают «Известия», представлены более семидесяти картин, рисунков и скульптур из Государственной Третьяковской галереи. По утверждению ее директора Ирины Лебедевой, русский романтизм становится востребованным и в целом в Европе растет интерес к нашей живописи. «Запад понимает, - отмечает Ирина Лебедева, - что ему еще предстоит узнать русское искусство. Все чаще европейские музеи просят Третьяковку организовать для них ту или иную выставку. Никто больше не говорит о том, что Россия в изобразительном искусстве всегда в прошлом пыталась только догнать Запад».

***

«Итоги» публикуют беседу литературного критика Евгения Белжеларского с известным писателем Михаилом Шишкиным. Из разговора становится понятно, что автор романов «Взятие Измаила» и «Венерин волос» редко встречается со своими коллегами по цеху здесь, в России, и признается, что сам не очень понимает свое место в отечественном литературном сообществе. По мнению писателя, «… основной русский читатель живет в провинции. При советской власти у него не было выбора — читай, что дают. Теперь эту роль взял на себя книгопродавец. Я сейчас ездил по Вологодскому краю, встречался с библиотекарями, учителями — они стонут от того, что им предлагает книготорговля, но в Москву за интеллектуальной книгой не каждый может поехать».