05.10.2010 | 19:34

"Дон Жуан" возвращается в афишу Большого

Три недели до премьеры! 28 октября в Большом театре будет представлен «Дон Жуан» Моцарта. Опера, считающаяся классикой, последний раз шла на этой сцене в 1955 году. Возвращение в афишу моцартовского шедевра было задумано еще в прошлом сезоне. Тогда говорили о том, что «Дон Жуана» будет ставить режиссер Анатолий Васильев, а за дирижерский пульт встанет Теодор Курентзис. Однако Васильев от постановки отказался, зато Курензис остался предан «Дон Жуану». Репетиции идут полным ходом. Рассказывают «Новости культуры».

Теодор Курентзис запомнит октябрь 2010 года надолго. Говорит, такой работы с оркестром давно не было.

«Абсолютная дисциплина, горят глаза, сами занимаются, хотят этого. Играют на жильных струнах, получают удовольствие. Играют на репетициях с такой отдачей, которой на спектаклях не услышишь», – отмечает он.

Не прошло и года с тех пор, как Курентзис вернулся к оркестру Большого театра. В 2009 он не без трудностей работал над оперой Берга «Воццек». Машина Большого заводилась медленно, ведь трудного «Воццека» никогда не было в репертуаре театра, но поехала быстро. Пресса к работе оркестра отнеслась более чем положительно. Но это далеко не предел, говорит сейчас Курентзис.

«Если бы с этим оркестром делал Берга, это было бы лучше. Это очень умный состав», – заверяет маэстро.

Сейчас «умный состав» уже освоил новую технику игры – на жильных струнах из мутона. На таких играли во времена Моцарта.

«Рвутся часто, конечно, но нам заказали, и пока есть струны. И смычки необычные, легче, чем наши», – делится музыкант оркестра Большого театра Сандро Авидзба.

К сожалению, и струны, и смычки эти более капризны. Реагируют и на свет, и на кондиционер. Приходится постоянно проверять строй. Но Курентзис настойчив.

«Он знает, что хочет. Знает, как это получить, и может контролировать, получается или не получается», – делится музыкант оркестра Большого театра Лада Малыхина.

Расслабившись с умным оркестром, Курентзис позволяет себе пошутить на любимую тему. Нахождение взаимопонимания с инструментами с жильными струнами – это только полдела. Вскоре оркестру под руководством Теодора Курентзиса придется найти общий язык с певцами, которым в свою очередь нужно освоить непростую сценографию режиссера Дмитрия Чернякова.

Премьерные показы совместного спектакля уже прошли на французском фестивале в Экс-ан-Провансе этим летом. Поэтому известно, что «Дон-Жуан» в прочтении Чернякова – это история из жизни одной буржуазной семьи. Всех персонажей из оперы Моцарта Черняков сделал родственниками, а их отношения из инфернальной истории о добре и зле превратил в обыденную трагедиею. Где Дон Жуан – усталый и измученный человек. И никуда он не проваливается, а умирает от сердечного приступа. Московский Дон Жуан, грек Димитрис Тилякос, уже входит в образ. А его земляк Курентзис вовсю получает удовольствие от аутентичного звучания оркестра.

«Вот это самая важная вещь: убедить людей полюбить правду и истину, именно эту эстетику, которая живет в России в маргинальном виде и именно в таком пространстве, как Большой театр, это большая победа», – уверен Курентзис.

Довольно смелое заявление за три недели до премьеры.