06.10.2010 | 19:33

Архитектурное наследие столицы – обременение или источник развития?

Ежегодно в России по разным причинам гибнет около двухсот памятников исторического и культурного значения. Такие данные привел сегодня министр культуры Александр Авдеев, выступая на открытии в Финляндии культурного форума. Причины гибели разные – от природных катастроф и строительства дорог до банальной халатности со стороны местных властей. Всего на территории страны зарегистрировано 96 тысяч памятников культуры федерального, областного и регионального значения, и только в одной Москве их насчитывается более тысячи. Сохранить их, как показывает время, – задача не их простых. Дискуссии и споры будоражат столицу. О том, что же делать, попытались ответить сегодня представители общественного движения за сохранение старой Москвы и ведущие архитекторы. Рассказывают «Новости культуры».

Отказ от строительства на Боровицкой площади и перенос памятника Петру не решают всего комплекса проблем сохранения архитектурного наследия. Остается более двухсот проектов строительства в историческом центре. Их никто не отменял, а ведь под каждый или сокращена охранная зона, или под видом реставрации намечено новое строительство. Наиболее яркие объекты – это Хитровская площадь, стройка на Остоженке, Кадаши.

«Это только самые кризисные проекты. Нужно поставить вопрос о ревизии всех строительных проектов в старой Москве. Под видом регенерации везде идет новое строительство», – сетует координатор общественного движения «Архнадзор» Константин Михайлов.

За последние годы Москва потеряла более шестисот объектов, несмотря на их статус памятника. Десяткам зданий искусственно отказали в охранном статусе – например, дому Разумовского на Большой Никитской, который есть в альбомах Казакова, дому Волконского на Воздвиженке. Экспертиза таких объектов носила закрытый характер, что способствовало принятию выгодного инвестору решения. Гласная же процедура, которую давно предлагают защитники памятников, должна стать буфером.

«То, что происходило на закрытых заседаниях, не было известно общественности. Сейчас всплывают чудовищные решения. Если бы они принимались открыто, вандальных решений принималось бы в разы меньше», –  уверена координатор общественного движения «Архнадзор» Наталья Самовер.

Мораторий на снос, который предложили на пресс-конференции, может стать временной контрмерой. Чтобы защитники наследия не бежали по следам инвестора.

«Регламенты должны существовать до того, как появляется инвестор. Противостоять деньгам сложно. Желаемое решение продавят. Архитектура выполняет роль фигового листка», –  подчеркивает вице-президент Союза архитекторов России Александр Скокан.

С этой точки зрения, важен генплан развития Москвы. Но согласно принятому этим летом документу, получается, что, скажем, шедевр конструктивизма – дом Наркомфина – попадает в зону реорганизации, то есть разрешенного строительства. А возможное выявление памятников генплан вообще никак не учитывает.

«Вопрос генплана: не просто пересмотр, а отказ от него. Так как его делали под инвестиционные проекты. Это план дефективный уже хотя бы потому, что не учитывает Московскую область», – заверяет профессор МАРХИ Наталья Душкина.

Старая Москва – это всего шесть-семь процентов всей территории столицы. Понятие старой Москвы должно перестать быть культурологическим и обрести реальные административные границы, соответствующий юридический статус и защиту, а также орган по управлению. Должны быть четко прописаны правила – что, как и где можно строить. Кроме того, старая Москва обладает не только культурным, но и финансовым потенциалом. Есть зарубежный опыт создания и управления такими территориями. Почему бы его не применить у нас, чтобы архитектурное наследие перестали считать обременением, а сделали источником развития – и культурного, и экономического? 

Все материалы о защите памятников архитектуры>>>