08.10.2010 | 19:37

Второе рождение дрезденских музеев

Любить, хранить и даже спонсировать, несмотря на то, что это похоже на «соковыжималку для цитрусовых». Так шутя называют дрезденцы музей «Альбертинум»–- знаменитый шедевр архитектора Липсиуса. К культурному наследию у местных жителей особое отношение. Они не боятся инновационных проектов по реконструированию достопримечательностей, но с ревностным вниманием берегут сложившуюся городскую среду, свою историю и сокровища, хранящиеся в музеях веками. Рассказывают «Новости культуры».

Альбертинум, один из самых необычных музеев Дрездена, был построен в конце XIX века на месте старого Арсенала. Сейчас это крупнейшее в Европе собрание скульптуры и современного искусства. Романтические пейзажи Каспара Давида Фридриха соседствуют с работами Георга Базелица и Герхарда Рихтера, а античность – со скульптурами Родена и новейшими инсталляциями. В нынешнем году Альбертинум пережил второе рождение.

В августе 2002 года Эльба вышла из берегов. Во время крупнейшего в истории Германии наводнения под водой оказались деревья, улицы, железнодорожные пути. Несмотря на то, что насосы в дрезденских музеях откачивали по три тысячи литров воды в минуту, шедевры в запасниках и на первых этажах поплыли. Так что главной задачей реконструкции Альбертинума было обеспечить безопасность экспонатов. Среди архитекторов, участвовавших в конкурсе, был и Норман Фостер. Но самым убедительным оказался проект Фолькера Штааба. Он решил проблему радикально – перекрыл внутренний двор и перенес хранилища и мастерские... на крышу. Теперь внутренний двор Альбертинума – пространство «под закрытым небом». Он стал излюбленным местом встреч горожан. Там проходят концерты и спектакли. На первом уровне новообретенной крыши хранятся экспонаты, а на втором вскоре разместятся реставрационные мастерские.

«Дневной свет проникает в крытый внутренний двор через зазор между старой и новой частью здания. Причем, поскольку это северная сторона, прямой солнечный свет в мастерскую не проникает. Тем самым создаются идеальные условия для реставраторов», – поясняет архитектор Фолькер Штааб.

Еще одно ноу-хау архитектора – стеклянные витрины-запасники. Если бы не они, зрители еще долго не увидели бы античные подлинники, которые сейчас ждут переезда в другое здание. Для хранилищ в боковых фасадах нашли еще более простое решение: черные стены, минимум света и акцент на экспонатах. Интересно, что историческому окружению инновационная реконструкция не нанесла никакого вреда.

«Перестройка музея абсолютно не затронула старые части здания. Новая крыша не видна даже с противоположного берега Эльбы», – подчеркивает директор Галереи скульптуры Мориц Вельк. 

Вопросы финансирования в Альбертинуме также решают нестандартно. Государство помогает, но тон задают меценаты и частные лица, которые объединяются в общества друзей и любителей.

«Символическое значение для Альбертинума имеет картина Герхарда Рихтера "Скала". Вскоре после наводнения художники выставили свои работы на аукцион, средства от которого пошли на реконструкцию музея. "Скала" была продана первой и за очень внушительную сумму», – рассказывает директор Галереи новых мастеров Ульрих Бишофф. 

На аукционе выручили три с половиной миллиона евро, а реконструкция в целом обошлась в двадцать один милллион. Но, похоже, игра стоила свеч.

«Мы сами удивляемся позитивной статистике: за последние четыре месяца Альбертинум посетили более восьмидесяти тысяч человек. Для музея современного искусства это очень много», – добавляет Ульрих Бишофф. 

Другой обновленный музей Дрездена – «Турецкая палата» – уже побил все рекорды: 250 тысяч посетителей за полгода. Такой интерес понятен: единой коллекцией королевское собрание не выставлялось уже семьдесят лет. Конское убранство, оружие, доспехи в оттоманском стиле – дань турецкой моде XVIII века. Правители Саксонии покупали все это за баснословные суммы, получали в качестве дипломатических даров. Украшенный кораллами мушкет Петр Первый преподнес курфюрсту Августу. Военный трофей – полевая палатка султана Сулеймана – шелковое чудо двадцатиметровой длины. На ее реставрацию понадобилось четырнадцать лет. Уникальные объекты выставки – восемь деревянных коней в натуральную величину, изготовленные специально для экспонирования сбруи. 

«Этот великолепный образец начала XVII века – работа пражских мастеров. Сбруя была приобретена для курфюрста Кристиана Второго, который пожелал явиться на поле брани в образе турецкого султана. Позднее это убранство использовал Август Сильный, когда короновался на польский престол», – рассказывает директор музея «Турецкая палата» Дирк Зюндрам. 

Турецкая палата – это таинственная атмосфера стамбульской ночи. Освещены только экспонаты, которые хранятся в специальных витринах.

«У каждой витрины собственный кондиционер, который поддерживает определенную температуру и влажность, а также обеспечивает удаление мельчайших пылинок. Изготовленные по особому заказу, стекла гасят отражение, и зритель видит только сам объект», – добавляет Дирк Зюндрам. 

Коллекции саксонских курфюрстов и польских королей стояли у истоков Дрезденских собраний. Правители Саксонии слыли крупными меценатами и знатоками искусства. Уже в 1560 году во дворце-резиденции была основана кунсткамера. Сейчас исторический центр города на Эльбе объединяет двенадцать музеев, каждый из которых уникален. Но все вместе они успешно решают, наверное, самую важную задачу: не просто сохранить сокровища прошлых эпох, но сделать их живыми и привлекательными для современного зрителя. Во имя этого – высокие технологии, новые идеи и смелые решения.