08.10.2010 | 19:39

"Москва-Петушки" двадцать лет спустя...

Новую сценическую жизнь обрела знаменитая повесть Венедикта Ерофеева «Москва-Петушки» в прочтении украинского режиссера Андрея Жолдака. Специальный проект представили в рамках ХХ Международного фестиваля «Балтийский дом». Рассказывают «Новости культуры».

Спектакль «Москва-Петушки» начинается с бури. Этот образ будто взят напрокат из шекспировского «Короля Лира». Похоже, режиссер Андрей Жолдак заставил саму природу работать на свою идею. А идея спектакля – рассказать о судьбе одного маленького человека.

«Это, конечно же, не про водку. Это про недостижимое стремление к цели, которую человек себе поставил, но цель оказывается недостижимой», – заверяет исполнитель роли Венедикта, актер Леонид Алимов.

Главного героя Венечку Андрей Жолдак почти по-базаровски препарировал, разделил на две части и каждую поручил играть разным актерам. Раздвоение личности и стремлений главного героя, таким образом, потеряло метафизический смысл и стало реальностью. Леонид Алимов играет веничкин разум, литовский актер Владас Багдонгас – мятежное сердце, для которого мир – это объект познания через любовь. И водка нужна только лишь для того, чтобы заглушить дидактику разума.

Спектакль, сконструированный из набора текстов и визуальных символов, длится почти пять часов. Так что уже к концу первого действия поклонники Ерофеева начинают заглядывать в оглавление книги, словно в карту незнакомой местности, чтобы понять, куда ведет их постановщик спектакля.

«Я только что взял книжку и проверил. Страниц двадцать мы уже освоили, осталось сто двадцать. Так что предстоит длительное путешествие. По крайней мере, он идет не против текста, а напролом», – замечает зритель Сергей Цеканович.

Спектакль поставили через двадцать лет после смерти автора «Петушков», когда сменились эпоха, политический строй и даже названия на бутылочных этикетках. Неизменным остался сам человек в своем желании выразить себя и быть понятым. Именно это решил показать на сцене режиссер.

«Во многом это театр снов по поводу Ерофеева, и трактовать в реалистической манере его невозможно. Но уже сейчас видно, что соединение манеры Жолдока и Богданаса дает определенный эффект», – говорит театральный критик Нина Агишева.

Режиссер Жолдак сегодня, как и писатель Ерофеев двадцать лет назад, озирается в поисках героя нашего времени. Кто он - так и не понятно. Человек воспринимающий все сердцем остался в прошлом, а умеющий полагаться на лишь разум еще не показался из прекрасного далека. Возможно, это и к лучшему.