11.10.2010 | 14:01

"Царь-девица" – впервые на театральной сцене

Центральный театр кукол имени Образцова представляет премьеру по произведению Владимира Одоевского «Царь-девица». Известный русский писатель, философ и музыковед, князь Одоевский однажды в шутку был назван «алхимико-музыко-философско-фантастическим сиятельством». Такой же непростой, полной загадок и ребусов оказалась и его «Царь-девица». На театральной сцене она ставится впервые. Рассказывают «Новости культуры».

Смешение эпох, костюмов и героев. На первый взгляд, может показаться, что все куклы собраны из разных спектаклей. Сказочные приключения происходят в антикварной лавке. Здесь и Царь-девица, и китайский император, и странствующий царь Одиссей. Пьесу Одоевского, написанную в 1837 году, арт-директор Театра имени Образцова Борис Голдовский обнаружил случайно в одном из старых журналов, изданном еще до революции.

«Владимир Одоевский обозначил, что написал ее для театра кукол. Я посмотрел во всех источниках и с удивлением увидел, что пьеса ни разу не ставилась, а ведь она уникальна», – заверяет Борис Голдовский.

Выпускница ГИТИСа Надежда Лумпова в Театре Образцова работает всего месяц, но уже получила главную роль. Манипулировать Царь-девицей оказалось непросто.

«Поначалу вообще ничего не могла с ней делать. Она летала по воздуху. Мне говорят: "Надя, держи уровень". Теперь стараюсь ходить, садиться научилась», – рассказывает актриса.

В этой постановке актеры не прячутся за ширмой, а играют, что называется, «в открытую». На репетициях движения оттачивали под руководством опытного балетмейстера. Хореографию ставили не только актерам, но и куклам. Чтобы были видны движения героев, из зрительного зала убрали несколько рядов. Таким образом, миниатюрные куклы находятся на расстоянии вытянутой руки от зрителей.

«Одоевский так писал: это спектакль для дворянского гнезда. Папа с мамой усаживали детишек и разыгрывали перед ними в маленьком театрике с маленькими куколками такой спектакль», – говорит  режиссер и актер Театра имени Образцова Владимир Беркун.

Для этого спектакля сделали пятнадцать кукол разных систем: от марионеток до перчаточных и тростевых. Есть даже рыцарь – тантамареска с человеческой головой и кукольным телом.

«Чтобы было красиво, нужно поднять забрало. Нужно так изловчиться, чтобы это было красиво», – замечает актер Виктор Рябов.

Минорные ноты в этом действе остались за кулисами. Режиссер, стоявший у истоков постановки, трагически ушел из жизни. Актеры продолжили его работу. Спустя год появился спектакль в лучших традициях кукольных театров, где таинственным образом то ли актеры становятся похожими на своих кукол, то ли куклы – на актеров.