11.10.2010 | 19:33

Лев Додин: "Очень мучительно погружаться в глубины Чехова"

На берегах Невы в апреле будет вручаться Европейская театральная премия. Ее первым российским лауреатом в 1999 году стал художественный руководитель Петербургского Малого драматического театра – Театра Европы Лев Додин. В эти дни режиссер представляет премьеру. Мастер поставил самую сложную, по его словам, чеховскую пьесу «Три сестры». Новая постановка станет частью чеховской темы Малого драматического, ведь в его афише уже есть «Вишневый сад», «Пьеса без названия», «Чайка», «Дядя Ваня», и вот теперь – «Три сестры». Рассказывают «Новости культуры».

Он шел к этой премьере двадцать с лишним лет. Друг за другом рождались на сцене Малого драматического чеховские «Вишневый сад», «Пьеса без названия», «Чайка», «Дядя Ваня». И только «Три сестры» все ждали своего часа. В 1986 году Лев Додин даже начал репетиции, были распределены роли, но не пошло. Режиссер признается: надо прожить целую жизнь, чтобы сформулировать свои вопросы к Чехову и вместе искать ответы на них.

«Это очень мучительно погружаться в глубины Чехова. Тем более, в такие загадочные как в "Трех сестрах". И все-таки это доставляет огромное наслаждение. Это соединение, мне кажется, и может родить что-то живое», – говорит Додин.

На этот раз Додин почти не экспериментирует с формой – все ушло в содержание. Никаких бассейнов и велосипедов на сцене, как было в это было в «Чайке». Декорации и костюмы крайне сдержаны. Не всегда понятно, в каком веке живут персонажи. Младшая из сестер Ирина в исполнении Елизаветы Боярской совсем не хрестоматийна. Это уже отнюдь не хрупкая романтическая барышня.

«Не думаю, что, по крайней мере, в наше время девушкам в двадцать лет присущ романтизм. Они знают цену побед, достижений. И в нашей интерпретации Ирина знает чего хочет от жизни. Она достаточно жесткая, иногда дерзкая», – говорит актриса.

Впрочем не помогут ни воля, ни дерзость. Они противятся судьбе, борются за счастье, стремятся к идеалу. Но, как это и должно быть по Чехову, судьба расставит все по своим местам.

Пятая и самая главная для Додина постановка по Чехову, «Три сестры» только рождается на сцене. Премьера – это лишь начало. Режиссер уверен, что спектакль начинает «дышать» и оживает лишь через двадцать-тридцать показов. Впрочем, уже сегодня видно, что Додину удалось прочитать Чехова по-своему и задать точные вопросы.