13.10.2010 | 10:13

О проблемах законодательного регулирования театральной деятельности

Сегодня в Государственной Думе ждут руководителей крупнейших российских театров. Там пройдут парламентские слушания «О проблемах законодательного регулирования театральной деятельности». Представители театрального сообщества вновь будут говорить о необходимости изменить  94-й федеральный закон, предусматривающий проведение конкурсов, тендеров и аукционов. Режиссеры и художественные руководители театров попытаются убедить депутатов, что рентабельность часто не совместима с искусством. Рассказывают «Новости культуры».

Три дня осталось до премьеры в Театре на Малой Бронной. Режиссер знает: убрать кресла со сцены можно, а вот поставить новые уже не получится. 94-й антикоррупционный закон не предусматривает в спектакле всякого рода материальных неожиданностей. Все элементы декорации, включая злополучные кресла, уже несколько месяцев назад пересчитали, описали и внесли в конкурсное задание.

«Я сейчас репетирую спектакль. Периодически бегаю к художнику и директору и после каждой репетиции говорю: давайте вот это изменим, вот это изменим. Я вижу, как от ужаса у директора округляются глаза, потому что я прошу, с художественной точки зрения, абсолютно логично, а с точки зрения 94-го закона это нарушение технического задания», – сетует художественный руководитель театра Сергей Голомазов.

Государство выделяет театрам по сто тысяч рублей в квартал на те или иные нужды. И не важно, о чем идет речь – о театральных костюмах или канцелярских скрепках. Если в эту сумму не укладываешься, проводи конкурс. На каждую ткань – а в одном костюме может использоваться несколько видов тканей – нужен отдельный пакет документов. Конкурс выигрывает тот, кто сделает дешевле.

Один пакет документов – на объявление конкурса. Такой же – на осуществление конкурса, а третий – отчет по проведению конкурса. Директор Театра Станиславского и Немировича-Данченко Владимир Урин подписывает десятки договоров в день. Над составлением правильных отчетов с утра до вечера работают четыре человека.

«В результате 94-го закона сэкономили такие-то деньги. Я бы очень хотел, чтобы рядом с этой цифрой появилась другая цифра. Чтобы взяли и посчитали, какое количество людей работает на проведение этих конкурсов, сколько мы им платим, какое количество компьютеров на это было задействовано», – обращает внимание Урин.

Труд специально обученных людей кажется напрасным, когда в результате многодневной бумажной работы за декорации к спектаклю берется фирма-дилетант.

«Очень много людей не знают даже, что это за слова – "декорация" или "сценография". Но они тоже хотят участвовать и участвуют. Но это оборачивается, в лучшем случае, комедией, в худшем – трагедией», – заверяет художественный руководитель театра «Ленком» Марк Захаров.

Трагедия пока миновала, а вот комедия в жизни Марка Захарова уже была. Трудно представить, но зимой почти вся труппа «Ленкома», вооружившись лопатами, чистила крышу театра от снега. Фирма, выигравшая конкурс, так и не объявилась.

Директор Ярославского театра драмы имени Федора Волкова заплатил восемь тысяч рублей штрафа за то, что отказался от услуг фирмы, которая выиграла конкурс на установку декораций. До начала театральной своей карьеры компания занималась исключительно установкой заборов.

«Я сознательно нарушил законодательство. Когда возникнет всероссийский вопль, протяжный, сильный, вот тогда депутаты, может быть, прислушаются», – говорит Борис Мездрич.

Причин «завопить» более чем достаточно. Есть не только 94-й, но и 83-й закон, согласно которому театры должны работать по «формуле успеха». Чем больше зрителей – тем больше денег театру дадут. 

«Я очень хорошо помню время когда в конце 1970-х годов пошел на художественный шедевр Тарковского "Сталкер". В зале на полторы тысячи человек сидело двадцать пять зрителей. С точки зрения 83-го закона кинорежиссер по фамилии Тарковский не должен был существовать», – замечает худрук Театра на Малой Бронной Сергей Голомазов.

С неудобными законами культурное сообщество борется давно и небезуспешно. Уже удалось убедить власть имущих, что режиссера по конкурсу выбирать нельзя. Осталось объяснить депутатам, что декорации и костюмы важны для театра не меньше.