14.10.2010 | 10:49

Хрестоматийные пейзажи и неизвестные работы Исаака Левитана на Крымском валу

Тем, кто живет в мегаполисе, живопись Исаака Левитана показана особо. Чистые, канонические образы русской природы, естественная гармония. В Третьяковской галерее на Крымском валу открывается выставка, посвященная 150-летию со дня рождения великого художника. В экспозиции - три сотни произведений мастера. Этюды, пастели, акварели, рисунки – представлены все виды техники, в которых он работал. Последний раз столь масштабная выставка Левитана состоялась полвека назад. Подробности – у «Новостей культуры».

Говоря о русской природе, мы имеем в виду левитановский пейзаж. Широкие реки и дороги, избушки в сумерках и купола на закате, рощи золотые и березовые. Родоначальник этих мотивов, ставших хрестоматийными, - Исаак Левитан. Только у него это не стереотипы, а глубоко личные переживания. Им и Станиславский бы поверил.

Заведующая отделом живописи второй половины XIX – начала ХХ века Галина Чурак говорит: «У Левитана лирический подход - движение навстречу с природой». «Изощрить свою психику до того, чтобы слышать "трав прозябанье"», - такой был у Левитана идеал. Свою натуру он узнавал не по красоте, а по заброшенности, бесприютности. Печальное, родное, душевное – это его настроения. Левитановский пейзаж сравнивают с чеховским рассказом - простой фон, точные детали. Чехов в молодости томился задачей написать роман, к эпическим обобщениям стремился и Левитан. «Над вечным покоем» и «У омута» - натурфилософия, «Владимирка» - размышление об обществе.

«Левитан привнес в пейзаж те проблемы, которые ставит перед собой портретная или историческая живопись», - отмечает куратор выставки Любовь Захаренкова. Она никаких концептуальных задач не ставила, а просто пыталась собрать максимальное количество работ. Написанные в окрестностях Звенигорода этюды нашла в каталоге Иерусалимского музея. «Они туда поступили от племянника. Никто не видел, и они не публиковались», - говорит Захаренкова.

Графические работы Левитана хоть и не в Иерусалиме хранятся, но их тоже мало кто видел. Графика - вещь хрупкая, выставляется редко. Но на этот раз из запасников Третьяковской галереи, Русского музея и частных коллекций достали все имеющиеся рисунки и пастели художника. Обнаруженное количество приводит к выводам о качестве.

Нина Маркова, сотрудник отдела графики, рассказывает: «Левитан – мастер пастели. Так, как он, в этой технике во второй половине XIX века никто не работал».

Техникой пастели Левитан увлекся в путешествии по Европе. Кстати, мастер русского пейзажа писал и итальянское озеро Комо и романтические руины в Финляндии. Пейзажист Левитан обращался к жанру портрета и не только в рисунке и пастели, но и в живописи. Еще в 1880-е годы писать людей он не брался: женскую фигуру на картине «Осенний день. Сокольники» за Левитана написал брат Антона Чехова - Николай. Но уже спустя десять лет Левитан пишет крупноформатный портрет дяди Лики Мизиновой - Николая Панафидина.

Другая новость – «Золотая осень» после реставрации. Широко известная картина написана не в самой характерной для Левитана пастозной манере, отсюда ее хрупкость. Художник-реставратор Андрей Замковой говорит: «Есть места, где видно, что прямо из тюбика на холст выдавливал».

Остроухов рекомендовал Третьякову укрепить красочный слой «Золотой осени» сразу после покупки: с тех пор штатные реставраторы делают это периодически. Последний раз укрепляли 30 лет назад. С тех пор изменились технологии: на смену осетровому клею пришел вакуумный стол. Теперь левитановское небо над осенней рощей без трещинок и морщинок ждет любителей русского пейзажа.