14.10.2010 | 13:09

Старинные ткани Большого театра

Реставрация и реконструкция Большого театра – грандиозное дело, которым заняты не только строители, архитекторы, скульпторы, но и представители иных профессий. Среди них – специалисты по восстановлению тканей, которыми будут задрапированы стены исторического здания театра. За последние три года им удалось воссоздать ткани по ручным технологиям ткацких мануфактур девятнадцатого века. Минувшим днем мастерская «Старинные ткани» пригласила к себе журналистов. Рассказывают «Новости культуры».

Интерьеры Большого театра – такой же памятник, как и его знаменитый фасад. В XIX веке стены Бетховенского зала были драпированы декоративными тканями, созданными вручную. В веке XXI эти ткани кропотливо воссоздают, используя исторические фрагменты, найденные на стенах Большого во время реставрационных работ.

В 1894 году в этих залах проходила часть мероприятий, посвященных коронации Николая Второго. Как раз тогда интерьер претерпел значительные изменения.

«Появились вензеля Николая Александровича Романова, а все стены залов (Круглого и Бетховенского) были отделаны красным атласом цвета раскаленного чугуна. Эти ткани специально были созданы под это мероприятие во Франции, были вытканы вручную и привезены сюда. Сейчас, чтобы восстановить их, потребовалась работа самой старой реставрационной мастерской по тканям, единственной сохранившейся в России, где вручную воспроизвели эти тканевые элементы», – рассказывает официальный представитель генподрядчика Михаил Сидоров.

Мастерская «Старинные ткани» расположена на территории действующего мужского монастыря. Стоит ли говорить, что почти все реставраторы здесь – женщины. Среди клиентов мастерской – Петергоф, Павловск и многие другие памятники архитектуры.

«Как-то мы работали для музея Архангельское, – рассказывает  директор государственной научно-реставрационной мастерской «Старинные ткани» Елена Захаркова. – Там было вообще две техники: роспись по ткани и техника "броше" – это вышивка по-русски. Несколько лет мы бились над этой тканью, никто в мире не мог ее воссоздать. И в итоге нам удалось, мы получили эту ткань».

Для Большого театра в мастерской воссоздали три ткани: атлас, штоф и редкая ткань под названием брокатель. Она похожа на бархат и украшена рисунками птиц, которых мастера величают орлами.

«Это натуральная шелковая ткань. Где-то полгода специально собирается станок. Потом идет рисунок, исследование сырья. Художник изучает структуру тканей, делает рисунок, смотрит в лупу. Нужно воспроизвести точно ткань, которая была в XVIII – XIX веке», – замечает Елена Захаркова.

«Вот этот маленький кусочек был найден. Это настоящая французская ткань, которой первоначально были обиты ложи в Большом театре. Три яруса, в каждом – по три ватманских листа. И все подсчитано, каждая нитка, где она должна быть. У нас это называется патрон – по нему насекаются картоны, и получается ткань. Жаккардовая машина вот по этим картонам читает и воссоздает рисунок. Иногда рисунок делается целый год, иногда и дольше. Этот рисунок я сделала за полгода, потому что времени было мало», – показывает художник по тканям Надежда Стоянова.

В десятках и сотнях перфокарт закодирован узор будущей ткани. Параллельно реставраторы обрабатывают шелк-сырец, купленный в Китае, красят его, разматывают и снова наматывают на катушки. Затем мастер создает основу для ткани. Только после этого наступает очередь тех самых жаккардовых станков, чья работа похожа на репетицию военного оркестра.

За день один станок выдает всего около пяти сантиметров ткани ручной работы, а для Большого театра ее понадобилось почти два километра. Сейчас трехлетний труд уже закончен. Когда летом 2011 го драпировки, наконец, повесят в Большом, любой посетитель Бетховенского зала сможет почувствовать себя императором.

Все материалы о реконструкции Большого театра>>>