15.10.2010 | 15:47

Люди, которые спасают книги

60 лет, преодолевая время. Федеральный Центр консервации библиотечных фондов отмечает юбилей. За эти годы сотрудники одного из важнейших подразделений Российской национальной библиотеки спасли от старения и разрушения тысячи печатных и рукописных шедевров. Несмотря на появление самых современных методов, многие ветхие издания до сих пор реставрируют только вручную. Как говорят специалисты, «омоложение» – деликатная область. Рассказывают «Новости культуры».

Один из пациентов этой реставрационной клиники – Евангелие XIV века, и специалисты уже поставили ему диагноз. По пятнам, которые видны невооруженным взглядом, понятно: на многие страницы пролили лампадное масло. Оно создает на поверхности листа жирный слой, который, во-первых, плохо очищается, а во-вторых, не дает материалу дышать, и он становится очень ломким.

Грязь, скопившуюся в завитках старинных шрифтов, удаляют специальным карандашом. Вместо графита в нем что-то вроде заточенного ластика. Он нужен, чтобы ненароком не стереть историю, ведь еле видные точки в каждой строке – тоже часть священного текста. Мастер-реставратор – это поэт и художник старины. Его инструментарий – карандаши и кисти с жесткой щетиной для тщательной очистки.

«Я растереблю волокна, которые с XI века спрессовались. Грязь и пыль очень плохо отдаются. Мне надо их лучше растеребить, чтобы потом увлажнить и отжать вместе с грязью», – поясняет мастер-реставратор первой категории Федерального Центра консервации библиотечных фондов Российской национальной библиотеки.

В Центре имеют дело с прадедушкой бумаги – пергаменом. Это кожа животного, выделанная для письма, – самый древний, самый прочный и самый капризный материал. Ручная очистка, постепенное увлажнение в специальной камере, затем сушка – полный курс реабилитации для одного такого документа длится не день и не два. Впрочем, кажется, что для людей, которые шутя перелистывают столетия, даже время идет по-другому. Они обладают феноменальным терпением. Этот важнейший профессиональный навык воспитывали еще в XIX веке.

«К сожалению, когда мы ходим на выставки, я не вижу произведения, я вижу дырочки, утраты, фокслинги, кислую бумагу», – замечает Надежда Куликова.

Паззлы – это на всю жизнь. Собирать их реставраторы продолжают и в XXI веке. На финальном этапе восстановления именно так восполняют бумажные страницы, стараясь повторить затейливые повороты книжной судьбы, читающейся в изрезанных краях ветхих страниц. Если бумага, к примеру, горела, хрупкий лист в руках рассыпается на буквы, и каждый фрагмент нужно по памяти вернуть на место.

«Книги фотографируем, по фотографии смотрим. Вообще стараемся запоминать –  будь то арабский или древнеславянский текст, все равно каждую буковку надо на место поставить. Это очень долгий и сложный процесс», – говорит мастер-реставратор третьей категории Федерального Центра консервации Библиотечных фондов Российской национальной библиотеки Ирина Крицкая.

Во многих отраслях реставрационного дела современные технологии дышат в затылок ручному труду. Но традиционные методики в книжном деле еще не скоро сдадут позиции, считают специалисты. В конце концов, многие неповторимые шедевры достойны индивидуального подхода.