18.10.2010 | 11:07

Теневой арт-бизнес: расследование "Новостей культуры"

Арт-график октября ознаменовался очередным возвращением Михаила Шемякина. На севере и на юге страны - в Петербурге и Майкопе - он представил два новых выставочных проекта. Это своего рода «репетиция» масштабной ретроспективы, которая объединит более четырехсот работ художника. Шемякин называет ее своим «собранием сочинений», подчеркивая особое значение готовящейся экспозиции. Одна из ее главных целей – привлечь внимание к проблеме стремительной криминализации арт-рынка. «Благородное собрание» подлинников Шемякин противопоставляет нарастающему валу подделок произведений современного искусства, в том числе, и собственных работ. По утверждению экспертов, по темпам роста и доходности теневой арт-бизнес сегодня может сравниться с подпольной торговлей оружием и бриллиантами. Почему преступления против искусства практически ненаказуемы – выясняли корреспонденты «Новостей культуры». 

Михаила Шемякина считают самым подделываемым художником в современной России. Показательный случай произошел в Красноярске два года назад. На выставке из 26 работ Шемякина 26 оказались… подделками. Сейчас этим делом занимается прокуратура Петербурга. Однако сам Шемякин не очень рассчитывает на то, что преступники будут наказаны. Хотя в уголовном кодексе и есть статьи о мошенничестве, о нарушении авторских прав, но доказать умысел или намерение – очень трудно. В новейшей истории России только два дела о подделках дошли до суда. Одно из них вел следователь Никита Семенов. «Сами антиквары не стремятся афишировать ситуации. Есть правило реституции: людям интереснее вернуть деньги», - уверен сотрудник МВД России в 2001-2008 годах Никита Семенов.

Кажется, все просто. Чтобы не купить подделку современной живописи, можно обратиться к самому автору или в галерею, которая его представляет. Сейчас все чаще художники сами дают сертификаты своим работам. Но и тут не обходится без парадоксов. «Недавно мне показали во Франции Эрика Булатова рисунки. Он сам не мог понять, говорит, скорее всего, я», - рассказывает искусствовед, куратор выставок ГЦСИ Виталий Пацюков.

Виталий Пацюков все-таки сделал заключение о том, что рисунки принадлежат Булатову. Мнение эксперта долго считали гарантией подлинности. Однако громкое дело экспертов Третьяковки показало, что и этот механизм несовершенен. «Когда эксперт назвал подделку подлинником, он говорит – ошибся. Доказать обратное, что он звено в цепи – невозможно», - считает начальник Управления по сохранению культурных ценностей Росохранкультуры Виктор Петраков.

Защитой от подделки для художника могут стать ретроспективные выставки и каталоги. А для приобретателя – его собственная бдительность и педантичность. Однако в России этому пока только учатся. И если антикварный рынок уже пережил кризис в 2007-м после выхода каталога подделок, изданного Росохранкультурой, то у рынка современного искусства все еще впереди. И пока только специалисты знают, что даже в знаменитой коллекции Юрия Трайсмана - до ее показа в России - были обнаружены подделки – Штейнберга, Немухина, Чуйкова. А вот официальной статистики подделок современного искусства в России нет.

«Наверное, всплывают. Мы просто не знаем. Это до первого скандала. А там начнется повсеместно. Нужна – первопричина», - говорит, соавтор и издатель «Каталога подделок произведений живописи» Владимир Рощин.

Считается, что закон в Европе защищает художника лучше. Однако именно там работают галереи-однодневки. В таких галереях по сходной цене можно приобрести картины известных художников, с экспертными заключениями, но очень дешево. Покупателей это не смущает, они и сами обманываться рады. Так что защита художников от подделок – в первую очередь, дело рук самих художников.

А потому, не дожидаясь выводов следствия, Михаил Шемякин хочет подготовить книгу, где на конкретных примерах объяснит, в чем разница между оригиналом и подделкой.

 

Читайте также: Михаил Шемякин в борьбе с подделками