18.10.2010 | 11:42

Новая версия "Дон Жуана" Большом театре

Большой театр готовится к премьере – 28 октября зрителям представят «Дон Жуана». За старую добрую классику взялся дуэт, уже проверивший себя в совместном творчестве. Но если дирижер-постановщик Теодор Курентзис обещает к партитуре Моцарта отнестись чрезвычайно бережно, то режиссер Дмитрий Черняков от подобных обязательств отказался сразу. Его «Дон Жуан» родом из Экс-ан-Прованса – летом его опера открывала знаменитый фестиваль и была объявлена организаторами «главной бомбой». Сумеет ли спектакль в Большом взорвать российскую публику? – ждать осталось чуть менее двух недель. А пока полным ходом идут трудные и непрерывные репетиции. Рассказывают «Новости культуры».

 

 

Дмитрий Черняков входит в одну реку второй раз. Река эта называется «Дон Жуан». Вначале один из самых модных оперных режиссеров Европы поставил Моцарта на фестивале в Экс-ан-Провансе. Сейчас – Большой театр. И почти полностью обновленный состав исполнителей. Из тех, кто уже прошел испытание черняковской любовью к подробностям – серб Давид Бизич. Правда, во Франции он пел Мазетто, в Москве поет Лепорелло.

«Я редко сталкивался с такой сложной режиссурой. Репетиции идут очень медленно. И Черняков требует от нас очень много, как от драматических актеров. Иногда нужно провести очень много времени, чтобы справиться с одной небольшой фразой», - говорит Давид Бизич.
.
Вот и эта репетиция посвящена одной, но самой важной сцене - финалу. В отличие от классической версии, убитый главным героем Командор здесь не метафизический. Просто добрая семья пригласила на обед человека, очень похожего на Командора. Перед агонизирующим Дон Жуаном члены семьи куражатся и развенчивают свои мифы. Дмитрий Черняков сам показывает, как это сделать с большей степенью жестокости.

Взгляд Чернякова на классику по-прежнему необычен. Как в кино, он разделяет сцены на событийные блоки. И пунктуально прописывает, сколько времени прошло между ними. Не связанные между собой герои оперы Моцарта оказываются близкими родственниками. И эта семья – как модель общества, по недавней терминологии - ее ячейка. Между солистами возникает сложная система взаимоотношений.

«Я бы, наверное, сравнил это, как в кино. Взгляд, любой контакт. Если в классической постановке можно выйти и спеть арию, то здесь идет постоянный контакт с теми персонажами, которые на сцене», - рассказывает певец Эдуард Цанга.
.
А пока Черняков учит солистов контактировать друг с другом, в оркестровом классе дирижер Теодор Курентзис учит музыкантов играть на жильных струнах - на которых играли во времена Моцарта.

Совсем скоро на сцене Большого – после более чем полувекового перерыва – появится новый «Дон Жуан». Аутентичный музыкально и современный визуально. Какой окажется сумма усилий Чернякова и Курентзиса, - интрига сохраняется. Тем более, что Черняков сочинивший на основе Моцарта лихо закрученный детектив, пока ничего не объясняет.