17.10.2012 | 09:50

Кавер-версии… живописных полотен

Кларк и Пуньо - фотограф и художница, вдохновленные живописью. Вместе они создают кавер-версии или «перепевы» любимых полотен. Их совместное творчество, рожденное от смешения фотографий, декораций и живописи представлено на выставке в Москве, в Центре дизайна «Артплей». К особо любимым художникам французского дуэта относятся Эдвард Хоппер, Вильгельм Хаммершой, Магритт и Энгр. На выставке-поклонении мировому искусству работали «Новости культуры».  

Инсценировка живописи - жанр, объединяющий в себе историю искусства, сценографию и фотографию – дело Кристофа Кларка и Вирджини Пуньо. Художники французские, и дело, которым они занимаются, называется по-французски «оммаж».

Дань уважения, приношение, посвящение – так переводится это слово. «Оммаж» Кларка и Пуньо американскому художнику Эдварду Хопперу двенадцать лет назад заслужил премию и персональную выставку в Европейском доме фотографии. Инсценировав его «Полуночников» и «Комнату в отеле», они создали свой мир, где реальный человек в игрушечном мире так заброшен, а свет за окном окрашивает эту экзистенциальную выгородку в цвета тревоги и меланхолии.

«Я строю небольшой макет из картона и раскрашиваю его, Кристоф фотографирует и его, и наших героев в студии. А потом мы совмещаем изображение, декорации с изображением героя», - рассказывают Кристоф Кларк и Вирджини Пуньо.

Это уютный, семейный проект. Потомственный сценограф Вирджни Пуньо делает макеты размером с обувную коробку из картона. Герои, которых снимает Кристоф Кларк - не модели, не знаменитости - друзья художников. То, что получается в результате их совместной работы, - не копия, не муляж, а своего рода кавер-версия, свободная интерпретация известного произведения. Чтобы сохранить его дух, они могут и слово из песни выкинуть.

«Может быть меньше персонажей, другая композиция, но есть некая привязка, как в театре», - объясняет куратор выставки Ольга Аверьянова.

Визуальные подсказки куратор Ольга Аверьянова разместила под фотографиями Пуньо и Кларка. Отличия находятся мгновенно. Одалиска Энгра больше не оборачивается на публику, полуночников Хоппера не четверо – трое, а название кафе сменилось с «Филлис» на «Кристис». Пожалуй, тут ирония. Массовка с картины Ботичелли исчезает, общий план меняют на крупный, герой остается один. А вот – в масках, и можно проследить, куда тянется провод, по которому подпитывается этот дуэт – на этот раз к художнику Полю Дельво. Кроме своих любимых мистических реалистов - Эдварда Хоппера и Вильгельма Хаммершоя, Кларк и Пуньо напоминают о картинах художников еще менее известных: Фернан Пелез, Франсис Грюбер. Феликс Валлотон, Франческо Хайес. Это фотография, ностальгирующая по живописи.

«Цвет, понимаете, я раскрашиваю макеты, и это элемент нереалистичного, иррационального в фотографии, которую многие считают искусством, прикованным к реальности. А наша фотография не воспроизводит реальность, она создает воображаемый мир», - говорят Кристоф Кларк и Вирджини Пуньо.

Человек в интерьере, одинокий человек в своем личном пространстве, затерянный в медитации, погруженный в себя, окруженный воображаемым миром – главный герой дуэта Кларк и Пуньо. И в этом смысле они остаются фотографами – портретистами, очарованными живописью, и приоткрывающими дверь в историю искусства.