25.10.2010 | 11:44

"Дон Жуан" в Большом театре

Меньше недели осталось до премьеры в Большом. 28 октября театр представит оперу Моцарта «Дон Жуан». Новый спектакль - совместная постановка с фестивалем в Экс-ан-Провансе, Королевским театром в Мадриде и канадской оперной компанией в Торонто. Впервые она была показана этим летом во Франции. Но сегодня на встрече с журналистами ее постановщики, Дмитрий Черняков и Теодор Курентзис, особо подчеркнули – Большой покажет публике иного «Дон Жуана». Рассказывают «Новости культуры».

 

 

Такого «Дон Жуана» Москва еще не видела. В истории Большого этот спектакль ставился 6 раз. Однако нынешняя премьера может удивить зрителей неожиданным сочетанием аутентичной музыки и современной режиссуры.

Последние репетиции – самые жаркие. Очень сложная режиссура – сетует дирижер-постановщик Теодор Курентзис. До премьеры осталось совсем немного, - а он еще стремится к гармонии с действием на сцене. И точно знает, как идеально звучит музыка моцартовской эпохи.

«У меня есть свои трактовки, свои очень революционные понимания по поводу Моцарта. Революционные не только для России, а для европейского пространства. Поэтому меня сейчас приглашают в театры, которые имеют традиции к аутентичной постановке Моцарта», - рассказывает дирижер.

Жильные струны и барочные смычки, натуральные волторны и трубы, аналогичные старинным: 95 % музыкальных инструментов – аутентичные.

«Когда я заинтересовался, на каком инструменте играл Бах – я заметил, что он оставил пять партий для лютни соло. Я нашел чертежи этой лютни, скопировал их и отдал одному инженеру – Михаилу Федченко – и он изготовил по этим чертежам лютню», - рассказал музыкант Василий Антипов

Школа игры на 23-струнной барочной лютне практически утеряна. Василий учился играть и просчитывал аппликатуры по старым картинам. В эксперименте с барочными инструментами участвует лишь четверть оркестрантов. Это дело добровольное. В России вообще лишь несколько коллективов играют аутентичную музыку на соответствующих времени инструментах. Тогда как в Европе это явление повсеместное.

Жильные струны закупили в Париже, раньше такие делали и в Большом. Удовольствие не из дешевых: одна виолончельная струна – двести евро. Правда, для скрипок чуть дешевле.

«Инструмент мой, но нам выдали струны жильные. На жильной струне есть возможность играть вот этот скрип, который характерен только для жильных струн», - говорит музыкант Владимир Кожемяка.
.
«Не у всех есть вирус червяка, который любит старинную бумагу. И вообще это музыка не для всех» - признается дирижер Курентзис. Он вспоминает, что еще пятнадцать лет назад в России на концерте оркестра, играющего аутентичную музыку XVIII века, не было и ползала. Сегодня у российской публики вкус изменился. Она готова вкушать блюда для гурманов.