25.10.2010 | 11:54

Год назад не стало Александра Пятигорского

Год назад - 25 октября 2009 года - не стало выдающегося философа, писателя, востоковеда и просто человека уникального обаяния - Александра Моисеевича Пятигорского. Эксцентричный интеллектуал, мастер парадокса, блестящий рассказчик всю свою жизнь он доказывал, что истинная философия не имеет ничего общего с псевдоумствованиями. Это даже не академическая дисциплина, а стиль жизни, открывающий путь к интеллектуальной свободе. Рассказывают «Новости культуры». 

Пятигорский не попадает ни в одну из принятых гуманитарных дисциплин, одновременно попадая во все – как и положено порядочному философу. О Пятигорском с уверенностью можно утверждать только одно: это – явление чистого искусства. Эту характерную особенность своего друга в свое время подметил Отар Иоселиани в своем фильме «Охота на бабочек».

«В моей картине "Шантрапа" он должен был играть большую роль, он снялся один день, уехал в Лондон, и на другой день его не стало, но я его не вырезал, я его оставил», - отмечает Отар Иосилиани.

Пятигорский написал четыре романа и множество философских текстов. Философия Пятигорского – философия для непосвященных, он и сам называл себя непосвященным. Его учителями можно считать исследователя Юрия Николаевича Рериха и бурятского принца Гию Дандарона. Дандарон учил буддизму. Его ученик Пятигорский всю жизнь вел себя так, что непонятно – буддолог он или буддист.

В семидесятые пожилого уже Дандарона посадили в лагерь, где он и умер – в СССР в те годы поднялась волна борьбы с буддистами. В те же годы Пятигорский уехал в Лондон, сказав, что здесь жить «невозможно». Философ вообще всегда делал то, что хотел, и говорил только о том, что ему интересно. Главное в жизни Пятигорского – это разговор. А жизнь – «долгая прогулка, прерываемая непредусмотренными попытками полюбить какую-нибудь женщину». Их в жизни у Пятигорского было четыре. Хотя, конечно, главная любовь Пятигорского – это любовь к мудрости. И к диалогу, который он мог вести с кем угодно, приглашая собеседника в пространство интеллектуальной свободы, в котором так естественно жил он сам.

«Будучи в Лондоне он организовал свои философские классы и по телефону мне часто говорил, что вот у меня сегодня класс, на эти классы приезжали люди из России, многие успешные бизнесмены учились у Пятигорского, изучали восточную философию и буддизм», - рассказывает научный сотрудник Института философии Российской Академии наук Андрей Парамонов.

Пятигорского часто посещали удивительные мысли, которые на момент их высказывания казались экстравагантными или архаичными, а потом оказывалось, что разумнее и актуальнее не придумаешь.

«В какой-то момент, несколько лет назад, он серьезно обсуждал идею создания такой школы – не-школы, академии, где-то в глухих лесах Шотландии, чтобы молодые люди, которые хотят заниматься философией, притекали, сидели разговаривали, путешествовали…», - вспоминает главный редактор «Нового литературного обозрения» Ирина Прохорова.

Философия Пятигорского, как и любая настоящая философия, – дело незавершенное, потому что завершить начавшийся разговор – невозможно. Пятигорский этого никогда не делал.


Читайте также: Памяти философа Александра Пятигорского