25.10.2010 | 15:38

Новый рижский театр устроил "Вечеринку на кладбище"

Фестиваль «Сезон Станиславского» и Новый рижский театр пригласили московских театралов на «Вечеринку на кладбище». Новая постановка Алвиса Херманиса закрывает «латышский цикл» известного режиссера. Херманис ставит символическую точку в сценических поисках «национальной идентичности». И заодно предлагает возможный путь российскому зрителю, размышляющему над этой же проблемой. Взглянуть на историю своего народа с любовью, но без идеализации. На «родительской субботе» рижан побывали и «Новости культуры».

«Хоть раз в жизни человека должна звучать живая музыка», - повторяют они, музыканты, что играют на кладбищах. Юмор, конечно, черный, но мягкий. До вечеринки тут далеко. Латыши называют это тактичней - «Кладбищенский праздник». Оказывается, так в Латвии заведено. Каждое кладбище страны выбирает один день лета, газеты публикуют расписание по стране, и в положенный день каждый латыш навещает «отеческие гробы».

«Там обычно встречаешь много родни. …Очень хорошие разговоры», - объясняет актер Андрис Кейшс (Латвия). Из таких «хороших разговоров» и состоит спектакль Алвиса Херманиса. Вместе с актерами своего Нового рижского театра он работает как социолог, этнограф и собиратель фольклора. «Обычно летом мы ездим - собираем материал с диктофоном», - рассказывает актер Вилис Даудзинш (Латвия).

Именно таким документальным образом собран материал для шести спектаклей «латышского цикла». Кое-что из него привозили на российские гастроли: «Латышские истории» и «Латышскую любовь». Спектакль о кладбищенском празднике – точка в этом цикле. О латышском отношении к смерти рассказывают те, кто на кладбище заходит чаще других – музыканты духовых оркестров. Они, конечно, жалуются – их теснит синтезатор. Но вот еще недавно было положено – любимые мелодии покойного – играли они. «Я даже в нотах не разбираюсь. У меня подписано под каждой», - говорит актер Вилис Даудзинш (Латвия).

Актерам Нового рижского театра не привыкать, - умений они набираются в работе над каждым новым спектаклем. Перенимают манеры, речь и опыт, чтобы показать зрителю его самого в ситуациях, зачастую, экзистенциальных. Умелая искренность – верный путь к катарсису. Зрители смеются и утирают слезы. Каждый их них вспоминает, что говорят над могилами, чем закусывают, но постепенно за спинами актеров вырисовывается и культурная разница. Латыши с этим своим «кладбищенским праздником» отличаются особым отношением к умершим. Где-то они близки жителями Вены, обожающим крипты, и мексиканцам, которые так шумно и весело празднуют «День мертвых».

Все материалы темы «Сезон Станиславского» 2010>>>