25.10.2010 | 16:12

О необходимости возрождения памятников архитектуры

Общественность бьет тревогу – столица может лишиться последнего деревянного вокзала на станции «Подмосковная» Рижского направления. Здание 1901 года, официально признанное объектом культурного наследия и памятником эпохи «деревянного модерна», сильно пострадало от пожара в прошлом году. Сегодня собственники строения пытаются вести на его территории незаконные работы. Параллельно все чаще звучит вопрос о целесообразности вообще восстанавливать «погорельца». И это не единственный пример разрушающегося исторического здания, чья реставрация представляет большую проблему. Есть ли в подобных случаях однозначное решение и действительно ли нужно возрождать все без исключения памятники архитектуры, вне зависимости от степени их сохранности? Рассказывают «Новости культуры».

 

 Два раза в неделю с Рижского вокзала отправляется туристический ретро-поезд. Одна из обязательных остановок маршрута – станция «Подмосковная», чье паровозное депо и водонапорная башня до сих пор хранят дух начала XX века. Но если туристы захотят взглянуть на главное здание ансамбля, им откроется печальная картина. Хотя еще полтора года назад все было не так плохо.

«Произошло так: я приехал сюда один раз – все нормально, приехал другой раз – здесь вот такой кошмар. Поспрашивал сотрудников депо – сказали, очень сильно горело, слава богу, залили», - рассказывает координатор общественного движения «Архнадзор» Юрий Егоров.

Редкий случай – вокзал сгорел, уже попав в реестр Москомнаследия как архитектурный памятник. Вместе со всей станцией «Подмосковная» это здание было возведено в 1901 году. Интересная деталь: в связи с задержкой строительства Рижского вокзала его функции несколько месяцев выполнял именно этот неприметный домик.
После войны он был переоборудован под телефонную станцию. В 2000-х уже заброшенное здание оказалось в руках частных собственников. Те, недолго думая, позвали строителей.

Владельцы здания готовы на все, чтобы оставить памятник за собой. Они даже пытались отрицать, что станция Подмосковная – это вообще железнодорожная станция. Координаторы «Архнадзора» нашли простое доказательство: на этой табличке о противопожарной безопасности ясно написано: телефон пожарного поезда – 2-01.

Лепные карнизы, деревянные элементы оформления, даже печка с трубой – все это до сих пор можно увидеть внутри вокзала. Юрий Егоров уже показывал здание реставраторам. Они ответили: объект сложный, но реконструкции подлежит. Впрочем, сгоревшую крышу уже не восстановишь. Ее можно только сделать заново по историческим чертежам. В таком случае, не назовут ли вокзальное здание страшным словом «новодел»?

Вячеслав Глазычев, профессор Академии народного хозяйства, член Общественной палаты придерживается иной точки зрения: «Вот есть в Японии храмы, которые разбирают каждые 20-25 лет и ставят заново точно такими же, какими они были. Уже 700 лет. Что это – новодел или постоянное любовное восстановление? Потому что все стареет и иногда начинает распадаться. Поэтому нельзя припечатывать словом «новодел» любую реконструкцию, даже если она делается от головешек, лежащих на земле».

Таких аварийных зданий, как вокзал станции «Подмосковная», в столице немало. Некоторые из них, как доходный дом на Бутырской улице, ждут сноса. По поводу других ведутся ожесточенные споры. Знаменитый дом Наркомфина, внесенный в учебники архитектуры, сегодня дышит на ладан. Его стены из полых бетонных блоков и спресованного камыша 80 лет назад были строительным ноу-хау, а сегодня могут и обвалиться. Архитекторы разработали проект превращения здания в современный бутик-отель. Конечно, это будет уже не совсем дом Наркомфина, но нечто очень похожее.

«Если мы не в состоянии различить памятник и его изображение и судим только по степени похожести, значит, мы сильно деградировали. Дело не в похожести, а в том, ТО это или НЕ ТО. Это неприкасаемые вещи», - считает писатель и архитектор Андрей Балдин.

Защитники архитектурного наследия Москвы стоят на своем: нужно ввести мораторий на строительство в исторической части города. Действующие архитекторы только вздыхают: из огня да в полымя.

Архитектор Сергей Скуратов полагает, что «после эпохи всеобщего сноса не должна наступить эпоха всеобщего тормоза, застоя, когда все памятники вдруг останутся в полной неприкосновенности, с ними ничего не будут делать, и эти территории не будут использоваться. Как, например, сейчас происходит с Провиантскими складами. Вот сначала хотели все перекрыть, а сейчас не хотят вообще ничего делать. Музей нельзя так сделать. Я не говорю, что нужно все перекрывать там, но нужно работать умно, современно».

Строительные работы на вокзале станции «Подмосковная» приостановлены. Зданию срочно требуется консервация. И тогда оно, может быть, дождется того времени, когда в нашем обществе будет найден баланс между исторической и современной застройкой, то есть, по сути, между прошлым и настоящим.