27.10.2010 | 11:27

В экспозиции - личный архив Андрея Белого

Заново открывая великого символиста. К 130-летию со дня рождения Андрея Белого в Москве открылась выставка, которую даже специалисты расценивают, как сенсационную. Все ее экспонаты никогда ранее не выставлялись. Основу экспозиции составляет личный архив Белого, который он некогда передал в Центральный литературный музей. Настоящим кладом для исследователей стал и саквояж с личными вещами поэта. Его содержимое - 37 предметов - говорит о личности Андрея Белого не меньше, чем его книги. Рассказывают «Новости культуры».


Опись архива для передачи в Литературный музей, представленная в экспозиции, составлена Белым в 1932-м году. В ней десятки позиций, но показать удалось немногое. Но и эти экспонаты даже специалисты видят впервые. Скажем, рисунки Белого из поездок на Кавказ. «Может быть, надо сравнивать рисунки с открытками, а, может, с какими-то мистическими фактами. Может, быть, там он увидел то, что давно томило его душу», -предполагает заведующая мемориальной квартирой Анрея Белого Моника Спивак.

Представленные впервые рисунки и документы вполне могут изменить беловедение. Ведь до сих пор не опубликовано огромное количество материалов. «Это комплекс переписки с его другом Меттнером, которая не издана. Не изданы автобиографические своды, где он записывал впечатления. Поэтому когда видишь линии жизни, которые рисовал Белый, то хочется сопоставить с тем, что он писал», - рассказывает профессор МГУ Николай Богомолов.

Настоящей сенсацией называют саквояж, заполненный личными вещами писателя. Его преподнесла в дар Альбина Леонтьева – супруга Александр Богословского, который был крестником жены Белого. Много лет раритет хранился у них дома. «На судьбу коллекции повлияли андроповские времена. Мы получили сигнал из музея Волошина о том, что будет обыск. Надо было все убрать. Сундучок Андрея Белого и рукопись «Штайнер и Гете» передали другу, который вскоре уехал в Париж», - вспоминает даритель Альбина Леонтьева.

Из Парижа саквояж вернулся только в сентябре этого года. В нем оказалась и знаменитая шапочка, в которой Белый запечатлен на многих фотографиях. Выяснилось, что она не черная, как всегда считали, а темно-синяя. Последний карандаш, любимые очки. Личные вещи, которые называют абсолютными, то есть подтвержденными на сто процентов мемориями. Стены зала оказались буквально усыпанными фотографиями – родственников, друзей, гувернанток, врачей – всех, с кем пересекался писатель. И это не просто гора материала.

«Для Белого это важно: на обороте он указывает – читайте в моих произведениях. Эти фотографии – иллюстрации к его прозе», - объясняет Моника Спивак. На открытие выставки съехались ученые со всего мира – от США до Японии. И там, и там переведен роман «Петербург». Ольга Матич готовит к публикации книгу «Петербург: роман и город».

«Это трудно, недоступно, но наши аспиранты знают. И моя книга – наполовину из их текстов», - отмечает профессор Калифорнийского университета Беркли Ольга Матич. А профессор Мурата предлагает по-новому взглянуть на пьесу Белого – «Смерть сенатора», которую многие считают неудачным экспериментом. «Надо читать ремарки. Там есть интересный момент. Сюжет развертывается вне диалогов. За сценой», - уверен профессор Токийского университета Синъити Мурата.

Конечно, в беловедении еще много открытых вопросов. И выставка – это первый этап работы над проектом, который назвали «Андрей Белый: объединенный архив». На следующий год намечено издание всех архивных материалов.

Читайте также: Сегодня на "Худсовете". 26 октября 2010 года