28.03.2017 | 15:10

На Театр Наций обрушилась "ГРОЗАГРОЗА" Островского

Классика XIX века и уже наших дней. Объединённые одной постановкой – Александр Островский и Сергей Шнуров. Вечные спутники любви – свобода и лабутены. В Театре Наций случилась «ГРОЗАГРОЗА». Именно так, удваивая, усиливая, но не повторяя, режиссер Евгений Марчелли поставил хрестоматийную пьесу из школьной программы. Саундтрек выбрал от группировки «Ленинград». Что же в результате? Бурные аплодисменты зрителей. Репортаж Анны Галинской.

Русалки – тоже в чем-то рыбы, рыбы мечты, в прошлом – девушки-утопленницы, они плавают в кристально-чистом омуте – то ли бассейне, то ли Волге, предвещая беду. Ведь падали девушки в пропасть из-за несчастной любви. «Так было и будет», – считает режиссер. И об этом спектакль.

Он, по словам режиссера, про любовь и ее невозможность. Однако все точно по тексту Островского. «Отчего люди не летают, как птицы», - удивлена влюбленная Катерина. Стремительный разбег, и она уже там, в омуте, одной ногой «в грехе», как говорит. Но грех ли, ведь и муж, и любовник – на одно лицо… актера Павла Чинарева.

«Не имеет значения, что один лучше, другой – хуже, один мягче, другой – грубее. Не имеет значения. Это некий один образ, который ее преследует всю жизнь. Она любит его, она его будет любить в любом мужчине. Завтра она встретит другого, увидит этот образ и будет его любить», - говорит режиссер Евгений Марчелли.

«Они не готовы были к любви такого сорта, которую им предложила Катерина, она предложила себя жертвенно, абсолютно до конца, а эти парни просто не были к этому готовы. Так бывает», - размышляет актер Павел Чинарёв.

Это «бывает» уже понимает Катерина, но все так же радостна – такой ее сделал режиссер – весела от любви и ожиданий другой жизни, перемен, даже смерти – ведь, говорит, это лучше, чем так – в доме нелюбимого мужа. По ходу спектакля она сбрасывает с себя одежды, как защитные скорлупки и остается абсолютно уязвимой.

«Вроде бы и хотели все сделать наоборот, а в итоге все равно потом пришли к тому, что и у Островского все это есть. Хочется свободы во всем, хочется быть такой, какая я есть, хочется любви, и непонятно, почему это запрещают, и почему так нельзя, хочется не иметь границ», - говорит актриса Юлия Пересильд.

Скала, обрыв, и вот она может, как птица лететь – быстрее, быстрее, к таким же русалкам, как она. Их уже целый океан собрался за 158 лет – столько бушует «Гроза» Островского. И столько собирает аплодисменты, но стоя, как сейчас, далеко не всегда. 

Новости культуры 

Читайте также:

Сегодня в "Главной роли". Актриса Юлия Пересильд