08.11.2010 | 19:42

"Кудряши" играют трагедию

Продлить жизнь студенческих и дипломных спектаклей – такую цель преследует проект «Твой шанс». Лучшие из работ занимают свое место в афише Театрального центра «На Страстном». В ноябрьском репертуаре сразу три спектакля выпускников мастерской Олега Кудряшова. Профессор Российской академии театрального искусства выпустил уже два звездных курса. Оба, кстати, выигрывали гран-при фестиваля «Твой шанс». Рассказывают «Новости культуры».

Наравне с «женовачами» и «фоменками», существуют в мире выпускников ГИТИС еще и «кудряши». Из мастерской Олега Кудряшова выходят актеры синтетического театра. На музыкальных инструментах играют, телом и голосом владеют, поют. Они уже делают первые шаги за стенами своего ВУЗа: кто в стажерскую группу театра «Мастерская Петра Фоменко» поступил, кто – в «Современник». Однако весь ноябрь они еще дают жить спектаклям, наработанным в студенчестве. Играют за полноценный театр: семь вечеров на разных площадках идут «Униженные и оскорбленные»», «История мамонта», «Эдип-царь».

За трагедию Софокла они взялись второкурсниками, на третьем курсе показывали отрывки, на четвертом – спектакль, который рос вместе с ними.

«То, что мы взяли этот материал, это хулиганство», – замечает актер Артем Цуканов.

Инициатор хулиганства – их педагог, режиссер Светлана Землякова. Она считает, что античная трагедия – барьер, который студенту необходимо взять. С первым выпуском «кудряшей» она ставила Эврипида, со вторым – Софокла.

«Наверное, это одна из самых совершенных пьес. Все равно, что "Гамлет"», – считает она.

Светлана Землякова не только режиссер этого спектакля, но и сценограф. Это она придумала разыграть античную трагедию на белом помосте – подиуме.

«Это пространство с двух сторон открыто, актер на нем, как под микроскопом,  в вечности. Здесь виден и слышен любой микро-жест, микро-звук», – подчеркивает Светлана.

Впрочем, нельзя сказать, что «кудряши» играют на полутонах. Играют они ярко и звучно. Там, где античности не хватает, язык трагических страстей они заимствуют из танго. Там, где текста не хватает, поют песни на языках, придуманных в репетиционном процессе.

«Как раз за счет дистанции, отстранения от персонажей мы и существуем», – говорит актриса Екатерина Смирнова.

«В чем-то спектакль построен на нежелании актеров играть трагедию. Они сопротивляются, а она заставляет себя играть», – добавляет Светлана Землякова.

Сопротивление трагедии, дистанция по отношению к древнему тексту, служат «кудряшам» источником игры и актерской свободы, которой им еще пользоваться и пользоваться.