11.11.2010 | 10:48

Впервые в России - "Встреча двух миров"

Впервые в России – «Встреча двух миров»! Такое название получила выставка, которая открылась в столичном Новом Манеже, в рамках перекрестного Года «Россия-Франция». Более 130 произведений из знаменитой коллекции «Рено Арт» демонстрируют результат взаимодействия двух «параллельных реальностей»: автомобильной индустрии и пластических искусств. И подтверждают эффективность довольно редкого способа меценатства – не приобретать шедевры, а стимулировать их создание. Рассказывают «Новости культуры».

 

Производитель автомобилей и произведения искусства, казалось бы, какая связь? Эта выставка показывает, связь возможна: автоконцерн может поддержать художника, если тот готов «закомпоновать» авто и классическое «ню», превратить запчасти в скульптуру, или задуматься о красоте колодок и шестеренок. В качестве рекламной затея дороговатая, зато обеспечивает коллекции музейную прописку.

«Кое-какие из модулей швейцарского художника Жана ТэнглИ - на временном хранении в Центре Помпиду, их часто запрашивают кураторы для разных сборных выставок», - объясняет хранитель коллекции Анн Индри. Анн Индри получила эти объекты на хранение 15 лет назад. К тому моменту коллекция уже не пополнялась, но выставлялась активно. 500 единиц хранения стали собственностью автоконцерна в результате весьма оригинальной инициативы. «С 65-го по 85-й на предприятии действовала программа «Исследования, искусство и производство». Специально отобранным художникам был предоставлен доступ к ресурсам «Рено»: архивам и производству», - рассказывает Анн Индри.

Так Эрро смог использовать в своих коллажах инженерные чертежи, Арман – превращать в скульптуру орудия производства, а Жан Дюбуффе - создавать объекты из полистирола, пенообразного полиэфира и пластмассы. У нас очень много объектов Дюбюффе – хватает на персональную выставку: здесь и мелкая пластика, и большие композиции: что-то среднее между скульптурой, живописью, архитектурой и театральными декорациями. Я попыталась выстроить из его работ своеобразный лабиринт», - говорит Анн Индри.

Лабиринт Дюбюффе занимает отдельный зал, в другом - Роберт Раушенберг, Арман, Эрро и Тэнгли. Стоит нажать красную кнопку - заходят коленца и поршни. Абсурдно - бесполезные машины Тэнгли – по мысли куратора – прямая противоположность такому совершенному механизму, как автомобиль. Эрро умудрился вставить автомобиль между скелетом и «прекрасной Розиной», - осовременил композицию художника-романтика Антуана Вирца. Раушенберг работал с фотографиями, сделанными на производстве. Арман - с объектами, найденными на конвейере. Отдельный зал отведен под работы Робера Дуано. Он пришел на завод «Рено» 22-летним штатным фотографом. Снимки на производстве и реклама новых марок автомобиля - на этой фактуре рос мастер гуманистической фотографии.

«Дуано снимал рекламу «Рено» во времена, когда никто не знал слова «супермодель». Не было еще такой профессии, потому Дуано и попросил принарядиться… работников предприятия. А отобрал их по росту – «коротышки» должны были показать, что автомобиль очень большой», - отмечает Анн Индри.

Если рекламные фотографии Дуано показывают какие автомобили большие, то снимки на производстве показывают людей. У работницы на спецовке - брошка, у рабочего - интеллигентное лицо. Может быть, это Дуано такой гуманист, что рассмотрел на конвейере глаза и лица, а может, сделаны фотографии в те времена, когда рабочий конвейера имел основания себя уважать. Фонд Дуано в коллекции «Рено-Арт» немного особняком. Он естественного происхождения. Сделанные в тридцатые годы прикладные фотографии стали искусством, когда в шестидесятые к фотографу пришла слава. Может быть, тогда авто-производитель и решил сделать ставку на молодых художников и современное искусство. Как и в случае с Дуано, концерн не стал закупать уже готовые произведения, а вложился в их производство. Все, чтобы доказать, что автомобиль - не только средство передвижения, но и подходящая тема для искусства.

Все материалы темы "Год России и Франции - 2010">>>