13.11.2010 | 15:30

"Арена жизни" - спектакль Николая Губенко

Театр «Содружество актеров Таганки» представил новый проект режиссера Николая Губенко. В постановке «Арена жизни» по прозе Салтыкова Щедрина найдено решение сразу нескольких непростых задач. Публицистические произведения переведены в драматургическую плоскость, создан особый, зрелищный язык и особая, уникальная для классического театра форма, которая обозначена как театрально-цирковая мистерия. На замысел авторов спектакля играет элемент фантастичности, который часто встречается в произведениях великого русского сатирика, и та экспрессивность, шаржированность, с которой написаны большинство его произведений. Рассказывают «Новости культуры».

 

Зрителей в фойе встречают клоуны. Дурачат доверчивых своими фокусами. Это для Шекспира мир был театром. Николай Губенко решил, что для Салтыкова-Щедрина больше подходит цирк, ведь недаром один из щедринских персонажей мечтает о международном цирке со всякими вызывающими по глупости чудесами. Над превращением театра в цирк пришлось изрядно потрудиться. «Репетировали три года, приглашали специальных людей из цирка – акробатов, фокусников, жонглеров», - рассказывает актер Роман Серков.

Эти занятия явно не прошли даром и помогли артистам открыть в себе новые способности. «С одной стороны, очень сложно, но когда делаешь шаг, бросаешься в эту воду цирковую, начинаешь получать удовольствие, потому что это, с одной стороны, близко к театру, а с другой стороны, – другой мир», - говорит актриса Елена Оболенская.


Смесь театра и цирка – одна из модных тенденций – если судить, например, по спектаклям Международного чеховского фестиваля. Но для Николая Губенко важно пригласить зрителя не столько на цирковую арену, сколько на арену жизни. Где нет примет эпохи, а действуют узнаваемые типажи. В основе инсценировки – «Дневник провинциала в Петербурге» и «В больнице для умалишенных». Но используются и другие произведения Салтыкова-Щедрина.

«Тут и сказки, и пестрые рассказы, и публицистика. И все помещено в атмосферу зрелищного продукта, который помогает воспринимать очень, порой, тяжелый, но содержательный язык», - объясняет Николай Губенко. Язык Салтыкова Щедрина, чью желчную и одновременно мудрую сатиру не вредно перечитать спустя полтора столетия после ее создания.

Читайте также: Николай Губенко представил необычный проект