15.11.2010 | 19:33

Начо Дуато приступил к репетициям балета "Ремансо" в Большом театре

В Большом театре готовятся к балетной премьере. 27 января на главной сцене страны представят «Reflections» – вечер одноактных балетов. Проект объединит выпускниц Московской академии хореографии и даст им возможность поработать с лучшими балетмейстерами, работающими в разных стилях – от модернизма до классики. В первом действии будет показан балет «Ремансо» испанского хореографа Начо Дуато. Спектаклю почти полтора десятилетия, но Дуато уверен, что со временем его балет становится только лучше. Он и на репетициях не устает убеждать в этом молодых танцовщиков. Рассказывают «Новости культуры».

Испанским словом «ремансо» назвал свой балет Начо Дуато. Он взял его из стихотворения Гарсии Лорки. «Ремансо» означает тихую заводь, спокойствие, невозмутимость. В экспрессивном танце Дуато «ремансо» должно быть в глазах, сердцах и душах танцовщиков. Какой-либо сюжет в постановке отсутствует. Главный каркас балета – музыка знаменитого испанца Энрике Гранадоса. 

«Я сам провожу с ними только вторую репетицию. До этого целый месяц репетировала моя помощница. Я нашел ребят хорошо подготовленными и теперь лишь оттачиваю некоторые движения. А главная моя задача – чтобы они успокоились. Без этого мы не двинемся дальше», – говорит хореограф.

«Я думаю, об этом все мечтали с восемнадцати лет. Я первый раз увидел мужскую часть этого спектакля и очень захотел станцевать. Думал, никогда этого не станцую, а тут появилась такая возможность, и это потрясающе», – признается Вячеслав Лопатин. 

Костюмы должны соответствовать духу современного танца – так видит свою задачу модельер Игорь Чапурин. Ему доверили «одеть» спектакль. Он много времени проводит на репетициях, пытаясь уловить «ремансо»: настроение хореографа, балета и каждого танцора. Аскетичное пространство сцены – хороший фон для фантазии. 

«В этом спектакле цвета, фактуры – все это должно объединиться в одно представление о современном настроении современного балета», – полагает Чапурин. 

А пока красная роза, которую танцовщики передают друг другу по ходу танца, – единственная капля краски на черной кабинетной сцене. 

«Я нарочно делаю декорации такими простыми. Вместо оркестра – один рояль, и все. Зато на таком фоне видно каждую деталь танца, каждый огрех, и потому танцевать нужно просто идеально», – заверяет постановщик. 

Стремиться к идеалу по Начо Дуато танцовщикам Большого театра придется до середины января. Мировая премьера «Ремансо» состоится сначала в Нью-Йорке, а потом на сцене Большого.