16.11.2010 | 10:42

Выставка "Русский исторический портрет. Гравюра XVIII века"

В Государственном Историческом музее открывается выставка «Русский исторический портрет. Гравюра XVIII века». Это две сотни работ лучших мастеров России и Европы из богатейшего музейного собрания эстампов. Экспозиция предоставляет возможность увидеть уникальные изображения, которые иллюстрируют историю эпохи, знакомую большинству по скупым учебным текстам. Выставка демонстрирует портреты периода – от «начала славных дел» Петра Великого до века «матушки Екатерины». Рассказывают «Новости культуры». 
 

«Сам Павел Петрович сидит и беседует с матерью жены. Мария Федоровна беседует с отцом, вокруг придворные. Иногда спрашивают, почему по свету выделяются контуры вокруг голов. Это не дефект раскраски, а это следствие того, что головки были вставлены, вмонтированы, а затем вся доска была догравирована, чтобы получилась групповая сцена», - рассказывает куратор выставки Елена Иткина.

Рассматривать выставку гравюр в Историческом музее – это как листать семейный фотоальбом русских императоров. Вот одиннадцатилетний наследник Павел Петрович, он еще не знает, что ему суждено править всего пять лет и погибнуть, как шутили в то время, от «апоплексического удара… табакеркой в висок». Вот его мать Екатерина Вторая. На гравюрах она чаще всего предстает в профиль. Свой профиль Екатерина считала очень выразительным и была не против, когда граверы еще и ретушировали морщины – императрица, таким образом, сбрасывала лет десять. До подданных их величеств образ монарха доходил примерно в таком же виде, как сегодня образ модели с рекламного буклета после обработки в фотошопе.

«Это своего рода массмедиа – гравюры. Вот царь-батюшка, ты знаешь, что у тебя Петр, но как он выглядит? А вот гравюра – возможность увидеть это лицо», - объясняет научный сотрудник ГИМа Анастасия Васильченко.

Главное отличие гравюры от живописных портретов – возможность тиражирования. Выбирались наиболее удачные с точки зрения самих монархов живописные портреты, которые просто копировались гравером на металлическую доску, а затем изображение переносилось на бумагу.

«Создается печатающая матрица за счет углубления. Сам рисунок заглубляется ниже основного фона доски. Оттиск будет обратный, то есть оборот. Если вы гравировали влево, то на оттиске будет профиль вправо. И гравер должен обладать абстрактным мышлением, то есть должен мысленно всегда переворачивать, когда гравирует свою композицию», - говорит научный сотрудник ГИМа Анастасия Васильченко.

Вот она обратная сторона русской власти. Один из многочисленных фаворитов Екатерины, изображенный, конечно, вместе с ее бюстиком. На этой выставке можно увидеть портреты и тех, кого сами власти предержащие предпочитали не видеть. Емелька Пугачев – осужденный и приговоренный, жить ему осталось недолго, но еще долго после его смерти будут продаваться гравюры с его изображением. Или, например, Андрей Денисов, один из наиболее влиятельных руководителей старообрядческого движения. Выставка заканчивается XIX веком, когда песенка гравюры, в общем-то спета. В XX веке ее функции полностью берет на себя фотография.