19.11.2010 | 10:37

Москва знакомится с "Гамлетом" Фокина

«Одно из самых убедительных театральных высказываний постмодернизма» - так отозвались критики о «Гамлете» Александринского театра. «Постмодернизм» Валерия Фокина расколол публику на два лагеря – восторженных сторонников и непримиримых противников такого прочтения Шекспира. Тем не менее, одна из самых спорных постановок сезона получила четыре номинации в шорт-листе XVII «Золотой маски» - в том числе, «лучший драматический спектакль большой формы» и «лучшая работа режиссера». Столичные зрители увидят фокинского Гамлета сегодня, на сцене МХТ имени Чехова, в рамках проекта «Премьеры Александринского театра в Москве». Рассказывают «Новости культуры».

 

Железную конструкцию на московской сцене устанавливали больше суток. Сценография Александра Боровского за пределами ожиданий. Место действия – трибуна, повернутая к публике тылом. «Одна из главных тем этого спектакля – фасад и изнанка. То, что происходит с фасада, под камеры, под интервью, внешние дела и то, что происходит внутри, изнутри», - отмечает Валерий Фокин.

В Александринке зрители прямо во время спектакля кричали, что ничего не видно. Знаменитая сцена мышеловки почти полностью за железными каркасами. Для актеров – это тоже испытание. «Мы теряем то, что происходит за декорацией, во многом теряем. Но в принципе, после того, как мы столкнулись с данностью, мы перенесли то, что было наиболее важно, мы перенесли все-таки так, чтобы зрителю было это видно», - рассказывает актер Дмитрий Лысенков.

Самое главное происходит на гигантской лестнице. Здесь появляется нетрезвый Гамлет, который всеми средствам пытается уклониться от навязанной ему участи. Текст фокинского «Гамлета» собран драматургом Вадимом Левановым из пяти переводов. Пришлось даже кое-что дописать. «Вадим Леванов, естественно, это все адаптировал для того, чтобы был сегодняшний, по возможности, язык, современный, для того, чтобы приблизить эту историю к нам», - говорит режиссер Валерий Фокин.

Зрители помещены за кулисы политической борьбы в Датском королевстве. Изнанка власти – это и есть угол зрения, под которым смотрит на шекспировскую трагедию Фокин. И здесь не место лирике. «Грузы философского характера, романтизма, страданий, которые в хорошем смысле слова присущи этой пьесе, и трактовкам замечательным прошлого, они, естественно, ушли, поскольку сегодня все поменялось», - объясняет Валерий Фокин. Гамлет Фокина – совсем не бунтарь. Скорее – шут.

Принц Датский не хочет ни сражаться с преступной системой, ни быть ее частью. Но система требует его участия. А это уже выше его сил. Эта дилемма и убивает современного Гамлета. Кроме того, у принца - серьезные психологические проблемы. «В моем случае еще важна тема недолюбленных детей. В этом спектакле. Дети, которые недополучили от родителей того, что положено детям от родителей получать», - добавляет актер Дмитрий Лысенков.

И все же в своих размышлениях о Гамлете Фокин дает ему шанс быть сильным. Ведь сегодня, по мнению режиссера, силы требует не бунт, а умение быть в стороне.