23.11.2010 | 10:17

Сегодня назовут имена лучших прозаиков 2010 года

Литературная премия «Большая книга» вручается в течение пяти лет. Сегодня на торжественной церемонии в Доме Пашкова огласят имена лучших прозаиков 2010-го года. Результаты читательского голосования в Интернете уже известны. Из 14 участников шорт-листа сетевой «глас народа» выбрал Виктора Пелевина, Евгения Клюева и Михаила Гиголашвили. Скоро станет известно мнение и профессионального жюри. Рассказывают «Новости культуры».

Стойка «Лауреаты литературных премий» в книжном магазине. Какая из этих книг будет стоять на ней завтра? «Большая книга» рассматривает те книги, которые на конкурс прислали, и не все из них большие. Но премия-то большая. И количественно, и качественно. Ведь у литературной премии в России так много дополнительных функций. Писателю она вместо грантов и литературных агентов – компенсация низких гонораров и возможность написать следующую книгу, издателю и писателю вместо профессиональной экспертизы – лучшая рекомендация к прочтению и изданию.

«Большая книга» кроме премиального фонда с шестью нулями имеет еще одну особенность – она государственная. Героев здесь выбирают не только профессионалы книжной отрасли, но и «лучшие люди страны».

«Конечно, мне не нравятся те, кого я считаю посторонними: из телевизора, из банковской сферы. Кто же гарантирует, что у них хороший литературный вкус. Но так как их больше ста, есть надежда на так называемую мудрость толпы», - отмечает член экспертного совета премии «Большая книга» Лев Данилкин.

«Может быть, такого громоздкого жюри и не надо. Когда в сенате тысяча двести человек, любой Калигула приведет коня и скажет: «Вот мой конь будет сенатором!»», - считает финалист премии «Большая книга» Борис Евсеев.

Роман Евсеева «Евстигней» в «коротком списке», но на церемонию награждения писатель не пойдет. Опубликовал открытое письмо - выражает недоверие Интернет-голосованию, произносит слово «коррупция». Евсеева поддержал другой финалист - Олег Павлов. Но есть ли более действенный, чем премия способ донести вести о литературе до общества?

«Это может походить на проведение хирургической операции с помощью топора, но премиальный механизм выполняет функции культуры по канонизации текста. Худо-бедно, но не будь этого, не было бы вообще ничего», - уверен финалист премии «Большая книга» Александр Илличевский.

Александр Иличевский помнит: пока не получил первую премию, никто его книг издавать не решался. Теперь все иначе. В шорт-листе «Большой книги» он в четвертый раз. С большим романом. Его «Перс» про Хлебникова, нефть, ислам и место, откуда писатель родом.

«Мало на земле есть мест, которые так аккумулируют время, как это делает Каспий. Двадцать лет подряд я читал про Каспий все на свете. У меня на даче есть два столитровых рюкзака, забитых только распечатками», - признается финалист премии «Большая книга» Александр Илличевский.

Исследование в фундаменте романа не только у Иличевского. Конфликтный Евсеев реконструировал биографию не менее конфликтного композитора XVIII века – забытого Евстигнея Фомина. Павел Басbнский открыл новые источники в архиве, исследованном, кажется, вдоль и поперек. Когда речь о Льве Толстом, документы захватывают пуще вымысла.

«Он, таким образом, выстраивал свою жизнь, как роман, и его уход – потрясающий финал даже не романа, а какой-то удивительной шекспировской драмы», - говорит финалист премии «Большая книга» Павел Басинский.

Книга Басинского – в шорт-листе премии занимает позицию такую же традиционную, как книги Илличевского. ЖЗЛ из года в год в форвардах. До Басинского здесь были - Дмитрий Быков, Алексей Варламов и Людмила Сараскина.

«Традиция с советских времен не прервалась – у нас умеют писать биографию», - считает член экспертного совета премии «Большая книга» Лев Данилкин.

Неожиданное продолжение толстовской линии в премиальном списке - роман Виктора Пелевина «Те». За него проголосовали читатели. Как и за «Чертово колесо» Михаила Гиголошвили. Он рассказал, как распад Советского Союза выглядел из Тбилиси. Сравнимая по жесткости книга - «Шалинский рейд» Германа Садулаева.

«Список он плотный, в нем нет провалов и нет паровозов – таких имен, от которых страшно делается, этого нет, но все достаточно сильные тексты», - уверяет председатель экспертного совета премии «Большая книга» Михаил Бутов.

Какие из них отметит жюри «Большой книги», узнаем уже сегодня.

Все материалы темы "Большая книга">>>