23.11.2010 | 10:31

Лариса Васильева принимает поздравления с юбилеем

Лариса Васильева сегодня принимает поздравления с юбилеем. Когда в начале 90-х на прилавках появились ее книги –«Кремлевские жены» и «Кремлевские дети», читатели с удивлением узнали, что популярная поэтесса 60—70-х годов и автор историко-публицистических бестселлеров – одно и то же лицо. Сама Лариса Васильева объясняет: «На исторический процесс я смотрю под непривычным ракурсом – глазами женщины…». Но это – и взгляд лирика, который не изучает, а «чувствует» время. Рассказывают «Новости культуры».

Способности к поэзии у Ларисы Васильевой проявились, когда она была еще ребенком.. Будущая поэтесса тогда играла не с куклами, а со словом. Рифмовала так часто и много, что ее мама не на шутку перепугалась и даже решилась показать дочь врачу.

«Она поговорила со мной, а потом сказала маме: «Катюша вас саму надо лечить. Ребенок абсолютно нормальный. Пусть сочиняет». И когда я научилась писать, я записала первое стихотворение», - рассказывает Лариса Васильева.

С тех пор муза - верная подруга и спутница Ларисы Васильевой.20 сборников ее стихов - тому подтверждение. Писала обо всем - о любви и верности, гармонии и душевных терзаниях, о том, как видят этот мир люди и личном его восприятии. Васильева считает - в поэзии не существует законов. Поэзия необъяснима.

«Очень хорошо об этом сказал Толстой: «Как натянутые струны между небом и землей…»Ты физически на земле, а струны души твоей тянут тебя вверх, и вот когда я чувствую это натяжение, я и называю его вдохновением», - объясняет Лариса Васильева.

Но все же однажды поэтическая муза ушла. В жизни Васильевой случился непростой период. Однако для настоящего творца стало путем к новому творческому проявлению. В 80-х Васильева обратилась к прозе. Документальной. Появление «Кремлевских жен» стало настоящей сенсацией. До Васильевой никто не рассказывал о судьбах женщин, ставших женами сильных мира сего.

«Интонация, которую взяла Лариса в этой книге, это интонация и вне, и немного над, - говорит Виктория Токарева. - Она не погружалась и не погрязала, она как будто бы над всем этим взлетела, как птица и своим зорким умным талантливым взглядом обежала, и эта книга, безусловно, о времени».

Спустя почти 20 лет Лариса Васильева по прежнему с неподдельным интересом и восхищением рассуждает о своих героинях.

«Ворошилова была чудесный человек, очень яркой была жена Молотова. Про Надежду Константиновну я вообще молчу - она была редкой гениальной одаренности, она могла в одну неделю выучить иностранный язык», - рассказывает Лариса Васильева.

Удивительно, но факт - несмотря на то, что на протяжении всей жизни Васильева активно интересовалась и описывала женские судьбы, а некоторое время даже активно выступала за их права, подруг у нее оказалось немного. В их числе - Виктория Токарева. Писательница считает, что объединили их не только похожие взгляды на жизнь, но и чувство юмора. Пошутить они любили и друг над другом.

«Я ей как то раз сказала, с любовью конечно: "Ты-купчиха!" Потому что она шла в этой юбке с бантом. Она остановилась и сказала: "Я не купчиха, я барыня!!!"»

Лариса Васильева всегда слыла модницей, сказываются пять лет, проведенные с мужем в Туманном Альбионе. А еще она - человек слова. Главное обещание, данное своему отцу, сдержала и построила музей танка Т-34.Ее отец - был одним из его создателей. Первые воспоминания о грозной машине Васильева хранит до сих пор.

«Он очень страшно рычит, я затыкаю уши, зажмуриваюсь, он начитает рычать меньше, когда проходит мимо, и потом я оборачиваюсь и вижу - на белом снегу две черные-черные большие полосы - вот это и было мое первое воспоминание, с которого началась моя память», - отмечает Лариса Васильева.

Складывается ощущение, что память Ларисы Васильевой способна вместить невероятное количество информации, воспоминаний, творческих идей, которые к тому же всегда с успехом воплощались. А еще она остро и тонко чувствует этот мир и с блестящим мастерством передает свои впечатления и в прозе и стихах.