25.11.2010 | 13:29

"Три сестры" на московской сцене

Российская Государственная библиотека искусств представляет выставку «Три сестры» на московской сцене». Эта чеховская пьеса впервые была поставлена в Москве больше сотни лет назад, и только самый дотошный театровед возьмется подсчитать, сколько раз она была поставлена. Менялись режиссеры, менялось время, часто пьеса менялась. Режиссеры и сценографы подавали чеховское произведение на свой вкус. «Три сестры» приближались к реалиям социализма, а иногда выглядели как остросоциальное или даже карикатурное отображение действительности. Все эти метаморфозы – в фотографиях, открытках, театральных костюмах – на выставке в библиотеке искусств. Рассказывают «Новости культуры».

 

 

«Три сестры» Чехов написал в 1900, и уже через год, во МХАТе состоялась премьера спектакля Станиславского и Немировича-Данченко.

«Известно, что Чехов писал свою пьесу в расчете на конкретных исполнителей – мхатовцев – поэтому Немирович в своих воспоминаниях пишет о том, что эта пьеса была великолепна по своему ансамблю, именно потому что Чехов писал в расчете на конкретных исполнителей», - рассказывает Наталия Штукатурова, сотрудник отдела культурных программ РГБИ.

В этой постановке Машу играла Ольга Книппер. Чебутыкина – один из любимых чеховских актеров – Александр Артем. «И Качалов, естественно, Тузенбах. Ну я уже не говорю про Станиславского – Вершинина», - добавляет Наталия Штукатурова.

Простая арифметика: МХАТ «взрывался» спектаклем «Три сестры» - трижды. Следующая постановка была сделана Немировичем-Данченко уже без Станиславского и не в самое простое для страны и для МХАТа время – 1939 год. Как говорит режиссер МХТ им. Чехова Николай Шейко, в то время «его делали правительственным театром… туда ездили сомнительной необходимости люди, в правительственную ложу, и диктовали свои пожелания».

«И, несмотря на это, Немирович ставит оптимистичный спектакль, в котором лейтмотивом было осуществление мечты», - добавляет Штукатурова.

Третья МХАТовская постановка – в 1997, последний спектакль Олега Ефремова. Самые яркие сцены Николай Шейко до сих пор помнит: «Уход Тузенбаха на дуэль, его последняя сцена, этот крик, стон, вопль какой-то невероятной мощи, он, конечно, стал кульминацией спектакля».

В 1981 за «Трех сестер» берется Любимов. По странной закономерности этот спектакль оказался последним и для классической Таганки. Следующую постановку «Борис Годунов» власти не пропустили, и Любимов уехал из страны. Галина Волчек, спустя год, тоже ставит «Трех сестер». А в 2001 она переосмыслила пьесу и сделала остросоциальный спектакль.

Петр Фоменко в 2004-м тщательно реконструирует Чехова. И вводит Человека в пенсне – сам Чехов оказывается на сцене. А жанр спектакля Фоменко определяет как «этюды на пути к спектаклю».

Конечный пункт экспозиции – постановка Юрия Погребничко. Осовремененные и даже окарикатуренные костюмы, они вызывают неоднозначную оценку. Погребничко поставил не пьесу, а свою фантазию на основе «Трех сестер». Декорации, костюмы и текст – сознательно противоречат Чехову. И это можно считать вызовом, ведь сам Чехов был нетерпим к любым нарушениям своих указаний.