25.11.2010 | 19:35

О пяти чувствах под музыку Вивальди...

К репетициям одноактного балета «Пять» для проекта Reflections, итальянец Мауро Бигонцетти приступил еще летом. Работа началась в Калифорнии, а продолжилась в Москве. Приглашены пять звезд лучших балетных трупп мира. Постановка на музыку Вивальди будет далека от классических канонов, и это касается не только танца. Нетрадиционными будут и костюмы. Художник Игорь Чапурин оденет балерин в кожаные пачки. Как рождается спектакль – репортаж «Новостей культуры» из Большого театра.

Сам Мауро только наблюдает за процессом. Он выступает генератором  идей. А вот его ассистент Карлош – в Большом его зовут Карлушой – на месте не сидит. Он все время в движении. Этому тандему уже десять лет. Друг друга они понимают с полуслова. Мауро знает, что ставить, Карлош знает – как. В России Мауро Бигонцетти уже шестой раз, но как хореограф работает впервые. Под музыку Вивальди он рассказывает о пяти чувствах.

«На концепцию этого балета у меня ушло два месяца. Нервничал, когда узнал, что буду работать с девушками из разных трупп и с такими звездами. Но когда увидел их всех вместе, подумал, что нам всем повезло. Они прекрасные», – признается постановщик. 

На эскизах костюмы выглядят традиционно, если не знать, что Игорь Чапурин сделал пачки из кожи. «Костюм, который близок к музыке Вивальди. В то же время мы знаем, что это балет брутальный и современный», – говорит он.

Чапурин учитывал рост танцовщиц и их пропорции, поэтому сделал десять разных костюмов. Сначала девушки будут танцевать в батистовых платьях и париках, потом на глазах у зрителей облачатся в кожу.

Балет идет чуть больше сорока минут. Для каждой балерины Мауро поставил вариацию, учитывая индивидуальность каждой. Наталья Осипова забыла обо всем на свете и с головой ушла в неизвестную хореографию.

Солистка Берлинского балета Полина Симеонова потратила на репетиции свой отпуск и отказалась от участия в других спектаклях, чтобы работать с Мауро. Говорит, у него нет ни одного простого движения.

Повторить сразу все эти движения даже для балерин экстра-класса представляется невозможным. Хотя, вроде бы, все понятно.

Мария Кочеткова пять лет танцевала в Лондоне, последние четыре года работает в Сан-Франциско, но даже она начинает осваивать этот язык, как иностранный, с нуля.

Сам Мауро говорит, что для него самое важное в танце – щедрость. И добавляет: «Эти девушки щедро делятся своей красотой и талантом».