26.11.2010 | 10:02

"Дядя Ваня" - последняя премьера Александринки в Москве

В столице завершаются показы премьер Александринского театра. Сегодня москвичи увидят «Дядю Ваню» в постановке Андрея Щербана. Американец румынского происхождения, в прошлом – ассистент Питера Брука, Щербан не раз ставил Чехова. Более того, он считает его главным автором в своей творческой биографии. Приглашение в Александринский знаменитый режиссер воспринял, по его словам, как творческий вызов. Ответ получился достойным. Спектакль номинирован сразу на несколько «Золотых масок». Рассказывают «Новости культуры».


МХТ требует особого подхода: нужно менять мизансцены, свет, положение декораций. Действие – не только на сцене. Актеры – и в зрительном зале, и в ложах.

«В начале спектакля мы увидим на сцене точную копию зала Александринского театра, все сиденья. Словно перед вами – зеркало. Мы понимаем, что находимся не в усадьбе Войницкого, а в театре. Но в глубине, в проходе между сиденьями, стоит маленький столик с самоваром, и мы задумываемся – где же мы на самом деле?», - рассказывает режиссер Андрей Щербан.

Режиссер считает, что переосмысливать «Дядю Ваню» бесполезно, и решил работать по законам постмодерна: в спектакле он апеллирует к другим нашумевшим постановкам – Додина и Персеваля. «Чехов, как Моцарт, его всегда можно узнать. И совершенно не нужно переосмысливать. Его пьесы всегда о сегодняшнем дне, и ничего не нужно адаптировать», - уверен Андрей Щербан.


Андрей Шербан впервые поставил Чехова в Нью-Йорке, в Линькольн-Центре, это был «Вишневый сад», и в роли Дуняши – тогда еще начинающая Мерил Стрип. А 15 лет назад в его «Чайке» Тригорина сыграл Кристофер Уокен. В петербуржском «Дяде Ване» заслуженный артист России Семен Сытник в этом году выдвинут на «Золотую маску» за роль Серебрякова. «Золотой Софит» за нее он уже получил. Своего Серебрякова Сытник считает самым современным из всех в этом спектакле.

«Таких людей, как Серебряков, сегодня по России бродит очень много. Они живут очень хорошей жизнью, достаточно обеспеченной, параллельной жизнью. Ему никто не важен, ни кто его окружает, ни дядя Ваня, ни этот дом, ни Елена Андреевна», - считает заслуженный артист России Семен Сытник.

Он чем-то похож на Марчелло Мастроянни, а Елена рядом с ним – на итальянскую диву в роскошном вечернем платье. И танцуют они исключительно танго. Войницкий с самого начала нетрезв и, конечно, предпочитает философствовать вместо того, чтобы действовать.

«Он нормальный, со своей трагической судьбой, утраченными иллюзиями, который не может, наверное, совершить поступка такого настоящего в жизни. Это абсолютно не стереотипное решение этого образа», - говорит народный артист России Сергей Паршин.

Нестереотипно дядя Ваня в этом спектакле попадает под настоящий дождь и оказывается в самой настоящей грязи. Сергей Паршин: «Сверху льет вода, дождь, он в ночной рубашке в белой». этой же грязи оказывается и Елена. И тоже философски на это смотрит: «А что будет от этого через тысячу лет?»

«Мне кажется, что из своего американского далека режиссер Андрей Щербан очень хорошо увидел сегодняшнюю Россию, с ее грязью, с ее беспробудным пьянством и, к сожалению, невозможностью реализовать себя многим одаренным и очень талантливым людям», - полагает Семен Сытник.

Насколько это нестереотипно – грязь, водка и безысходность – российский зритель поймет лучше любого другого в мире.

Александринка снова в Москве

 Александринка показывает в Москве спектакль «Изотов»