26.11.2010 | 19:45

Секрет Портрета дамы в красном раскрыт

На женских портретах, в отличие от многих мужских изображений, нет признаков принадлежности персонажа к тому или иному ведомству. Но историкам моды и сотрудникам музеев фасон платья, прическа и аксессуары способны рассказать не меньше, чем офицерские погоны или ордена. Сложнейшая исследовательская работа завершена в Омском музее изобразительных искусств имени Врубеля - атрибутирован Портрет дамы в красном, который долгие годы оставался уравнением со множеством неизвестных. Рассказывают «Новости культуры».

Утраты и осыпи, сгибы холста – явные свидетельства того, что портрет когда-то грубо сорвали с подрамника и закатали в рулон. Более сорока лет назад полотно неизвестного художника после очередной студенческой сессии в Ленинграде привез в Омский музей один из его сотрудников. Много лет «Незнакомка в красном» не вызывала интереса специалистов. 

«Нам привезли ее в папке, без подрамника, всю изломанную. У нее был такой рыхлый холст и красочный слой, который поднимался. Поэтому пришлось дублировать работу на новую основу», – рассказывает реставратор Омского музея изобразительных искусств имени Врубеля Валентина Бекишева.

Реставрация открыла имя автора портрета. Под слоем потемневшего лака долгие годы скрывалась надпись: «Писал Карстен. 1831 год». В России есть еще один портрет кисти этого воспитанника Петербургской академии художеств и друга художника Карла Брюллова. Он хранится в Русском музее, сотрудники которого предоставили для работы фрагмент «Семейного портрета семьи Половцевых» по просьбе исследователя Ирины Девятьяровой. В самом центре полотна изображена дама все в том же красном платье. Правда, спустя семь лет (именно с такой разницей Вильгельм Карстен писал эти работы) на смену вышедшим из моды 1831 года погончикам пришла более округлая форма плеча. Абсолютное сходство с омской «Незнакомкой» помогло открыть ее имя. Аграфена Половцева, в девичестве Татищева, представительница старинного русского рода, племянница историка Татищева и мать известного российского государственного деятеля.

«Свое состояние он употреблял на то, чтобы собрать богатую коллекцию музея Училища барона Штиглица. В этом музее часто бывали и воспитывали свой глаз и вкус на образцах высокого искусства будущие педагоги Худпрома – Омского художественного промышленного училища имени Врубеля», – поясняет заведующая отделом русского искусства Омского музея изобразительных искусств имени Врубеля Занфира Девятьярова.

Портрет Грушеньки  – так называли Аграфену Федоровну домашние  – украшал родовое имение Половцевых под Лугой в Лениградской области. После революции 1917 года имение было разорено. Вплоть до 1967 года, когда портрет оказался в Омском музее, судьба полотна –  скорее всего, свадебного подарка мужа своей дражайшей супруге –  неизвестна. Но исследователи все же надеются до конца решить это непростое атрибуционное уравнение.