27.11.2010 | 22:21

Владимир Максимов - человек неподкупной честности

Сегодня исполнилось 80 лет со дня рождения писателя Владимира Максимова. Его главным жизненным принципом было высказывание: «Всегда с побежденными, никогда – с победителями». Читатели его помнят по роману «Семь дней творения». Коллеги по писательскому цеху благодарны ему за журнал «Континент». Максимов издавал его в Париже с 1974 года – печатал Солженицына, Бродского, Сахарова. О том времени говорят, что в застойные годы «Континент» спас честь и достоинство русской культуры. Сегодня это единственный «толстый» эмигрантский журнал, который продолжает выходить в свет – уже без Максимова, но жестко следуя его принципам. Рассказывают «Новости культуры».

Герцен ХХ века – Владимира Максимова уже давно называют именно так. Тот же талант, та же харизма.

«В отношении к друзьям он был чрезвычайно нежен. На его деньги оперировали людей, я знаю. На его деньги лечили Тарковского», – рассказывает писатель, литературный критик Игорь Золотусский.

Помогать другим его научило беспризорное детство. В двенадцать лет будущий писатель сбежал из дома – скитался, оказывался в детских колониях... От домашнего мальчика в нем не осталось ничего. Даже имя, фамилию и отчество он сам себе поменял.

«Меня в юности звали Левой. Это все не мое, детдомовское», – говорил Максимов.

Писатель, редактор, общественный деятель. Когда говорят о Максимове, не отделяют одно от другого. Не будь он жестким антикоммунистом, не было бы и автора «Семи дней творения». А не будь этого романа, вероятно, не появился бы большой редактора большого журнала. Именно из-за «Семи дней творения» Максимова выслали за рубеж.

«Он пришел из журналистики, и журналистский формат – в его рассказах и в крупных вещах, даже в его главном романе "Семь дней творения". Когда ты соприкасаешься с Максимовым, тебя сразу вовлекает в такую журналистскую круговерть», – подчеркивает писатель, историк литературы Павел Басинский.

Это сейчас журнал «Континент» у Игоря Золотусского хранится на самом видном месте книжной полки. А когда-то за его чтение могли дать срок.

«Не только физически эти журналы доходили до нас, но и тот свободный дух переходил границу», – вспоминает Игорь Золотусский.

Свободным духом журнал наполнялся в Париже. В его создании участвовал весь свет русской эмиграции третьей волны – от Солженицына до Синявского. В нем увидели свет проза Домбровского, письма Пастернака, заметки Тарковского. Говорят, объединить в одном журнале столь разных людей тогда было под силу только Максимову.

«"Континент" сыграл огромную роль в отстаивании чести русской культуры, русской интеллигенции, собрав вокруг себя лучшие силы мировой культуры», – отмечает главный редактор журнала «Континент» Игорь Виноградов.

Эти силы Максимов собирал под одной обложкой зачастую в ущерб самому себе. «Журнал съедает, журнал – вампир. И, конечно, он выпивал соки из Володи так, что на все остальное оставалось гораздо меньше сил», – продолжает Виноградов.

В начале 1990-х Максимов снова приезжает в Россию, где его ждет разочарование в идеалах демократии по-русски. Он даже отказывается от своего главного дела – издания «Континента». Передает его из Парижа в Москву и просит Игоря Виноградова не дать погибнуть журналу.

«Он был человек непримиримый, жесткий в чем-то. Сахаров о нем сказал, что это был человек "абсолютной неподкупной честности"», – добавляет Игорь Виноградов

«Континент» Максимова выжил. Журнал и сегодня читают в крупнейших университетах мира. Есть подписчики даже в Индии и Японии. От Максимова в «Континенте» осталось многое, но главное – та же неподкупная честность и независимость.