02.12.2010 | 11:44

Non/fiction для литературных гурманов

Одним из наиболее заметных событий первого дня на нынешней ярмарке Non/fiction стала выставка под названием «Книги для гурманов. Библиофильские издания конца XIX начала XX веков». Об этой выставке рассказывают «Новости культуры».

Ограниченный тираж, оригинальный формат, сорт бумаги и художественное решение текста, а еще необычный переплет и дополнительные детали оформления – автографы, экслибрисы. Таковы отличительные особенности библиографических редкостей. В коллекции Михаила Сеславинского, представленной в рамках ярмарки Non/fiction, порядка шестидесяти фолиантов конца XIX – начала XX веков. Штучные издания начал собирать еще его отец.

«Среди воспоминаний детства из города Дзержинска Горьковской области – нынешней Нижегородской – я вспоминаю одну из книжек, которая была у папы в книжном шкафу. Это был "Евгений Онегин" с иллюстрациями забытой сейчас художницы Судковской. Это сладкие иллюстрации, сейчас бы сказали "гламурные". Но они производили на юношей и девушек того времени неизгладимое впечатление», – рассказывает Михаил Сеславинский.

Еще в конце XIX века русские издатели стали обращать внимание на запросы книжных гурманов – тех, кто обращал внимание не только на содержание книги, но и на ее художественные особенности. Эта традиция постепенно перешла в Серебряный век. И поварами для книжных гурманов стали лучшие русские художники, которые не гнушались не только иллюстраций, но и книжных заставок и буквиц.

«Я не библиофил, хотя книги люблю. Но мне никогда не позволяли средства собирать антикварные издания. Мне интересно посмотреть, я не специалист, и этих книг не видел никогда», – признается режиссер Станислав Говорухин.

Бенуа, Билибин и Добужинский, Григорьев, Кустодиев и Нарбут – по их книжным работам сегодня можно изучать историю искусства. Многие иллюстрировали азбуку. В собрании есть знаменитая азбука Бенуа, «веселая азбука» Добужинского и украинская Нарбута. То, что создавалось для детей пяти-шести лет сегодня собирают взрослые во всех странах мира. Особенно гоняются за пронумерованными, подписанными автором или раскрашенными художниками вручную экземплярами.

«Я не библиофил, но мне интересно увидеть работы Конашевича, который много иллюстрировал Корнея Чуковского, Анненкова, к портретам которого Корней Иванович писал предисловия. И просто интересно видеть эпоху», – замечает литературовед Елена Чуковская.

Библиотека отца Михаила Сеславинского умещалась в шести шкафах трехкомнатной квартиры. Продолжающий семейную традицию глава Роспечати сожалеет, что число библиофилов уменьшается. И вот, он уже в четвертый раз показывает свою коллекцию, в том числе и в просветительских целях.

Все материалы о ярмарке Non/fiction>>>