02.12.2010 | 12:28

"Арт-Манеж" снова ждет ценителей искусства

Художественная выставка-ярмарка «Арт-Манеж» в пятнадцатый раз открылась минувшим вечером в Москве. Она пережила и реконструкцию Центрального Манежа, и кризисы, и дифференциацию арт-рынка. Долгое время она была единственной, потом от нее отпочковались ярмарка графики и ярмарка декоративного искусства, а в качестве альтернативы возникла ярмарка современного искусства «Арт-Москва». Однако свою аудиторию «Арт-Манеж» за эти годы не потерял, а приумножил: в прошлом году ярмарку посетило сорок тысяч зрителей. Рассказывают «Новости культуры».

«Салонного искусства» организаторы «Арт-Манежа» не боятся. Они знают: и искусство такое существует, и его потребитель. Необходимо лишь место встречи.

Ирина Мелешкевич  ненавязчиво намекает, что коллекционировать можно со вкусом. Тон в ее просветительской деятельности задают некоммерческие проекты.

«Здесь очень полно представлен Павел Леонов. Это коллекция Ксении Богемской», – замечает она.

Ксения Богемская  – уникальный специалист по наивному искусству и арт-брют, автор книг и высококлассного собрания. После ее смерти за целостность и развитие коллекции отвечает ее семья.

«Все это перешло к Алексею, я занимался шестидесятниками. У меня было сначала две, потом три галереи, а потом я все это закрыл и занимался только помощью Ксении Георгиевне», – рассказывают муж и сын Ксении Богемской - Борис Космолинский и Алексей Турчин. 

Без таких знающих коллекционеров и музеев бы не было. «Мы благодарны первым владельцам этих произведений, а это известные всему миру имена Павел Сергеевич Строганов, Борис Николаевич Чичерин», – подчеркивает директор Тамбовской картинной галереи Тамара Шестакова.

Все, что собрали эти достойные люди, теперь хранится в фондах Тамбовской картинной галереи. Позже туда поступили картины местного соцреалиста  Николая Отнякина, Фалька, Дейнеки и даже крупноформатная работа Кончаловского. Картина «Где здесь сдают кровь?» была написана в военные годы по госзаказу. 

Такую экзотику трудно представить в частном собрании. Люди предпочитают жить рядом с вещами, менее кровожадными, более компактными и, что называется, красивыми. Однако собрание – собранию рознь. В коллекции Михаила Алишбая, например, есть работы Кулика и Тер-Оганяна. Этих художников не обвинишь в потакании зрителю. Впрочем, это некоммерческая часть ярмарки. Коммерческая представляет мастеров, которые традиционно упражняются в искусстве нравиться. Итальянский скульптор Меджато, например, нравится городским властям Милана и самому итальянскому премьер-министру. В Москве выставляется впервые.

«Я рад, что приехал. Место центральное, уровень ярмарки хороший. В Венеции в мою галерею не раз заглядывали клиенты из России, и я так понял: у моего искусства здесь может быть своя публика», – признается он.