04.12.2010 | 22:17

Искусство тратить время

Искусство и время: как соотнести их в пространстве и чем измерить их связь? Художник и куратор Антон Литвин полагает, что каждому произведению полагается особый прибор измерения времени. Хронометры, маятники и клепсидры из фондов Политехнического музея были выбраны в пару к творениям современных художников. Сколь гармоничным получилось соседство – можно оценить на выставке «Искусство тратить время». Рассказывают «Новости культуры».

Хранители Политехнического музея немного волнуются: безопасно ли приборам находиться рядом с произведениями современного искусства? Экспонаты из отдела измерения времени, бывало, запрашивали для исторических выставок, но для выставки предметов искусства  – впервые. Художник и куратор Антон Литвин пришел в Политехнический музей со списком необходимого, а куратор коллекции часов Татьяна Фокина занималась подбором.

«Выбирали по типу, по назначению, то, что отвечало их художественным устремлениям», – поясняет она.

«Время – это то, что показывают часы», – считал Эйнштейн. Так пусть покажут, как оно течет в искусстве, решил Литвин. Двенадцать залов - двенадцать образов времени.

«Это двенадцать планет, на которых время течет по-разному», – говорит куратор и художник Сергей Огурцов.

Шахматные часы, песочные, солнечные, каминные выступают то метафорой, то рифмой, то иллюстрацией, то контрапунктом к произведениям искусства.

«Пока не объяснят, не поймешь. Некоторые залы понятны, некоторые не очень», – замечает Татьяна Фокина.

«Здесь в каждом зале свои правила и свои диалоги», – добавляет Антон Литвин.

Неваляшки Анны Ермолаевой соседствуют с метрономом; а тем, кто спешит увидеть произведение Юрия Альберта, понадобится будильник.

«По предложению Юрия Альберта Лувр открывался на минуту раньше», – рассказывает Литвин.

Виктор Алимпиев гордится соседством своего видеоролика с хронометром. Полагает, общее в них – точность. Что это значит, когда речь идет о приборе, всем понятно, а вот когда мы говорим о произведении искусства, остается только продолжить метафорческий ряд.

«Это точность работы шпиона или актера. Неточен, прокололся – конец карьеры», – подчеркивает Виктор Алимпиев.

Зрителю перформанса «Узловые моменты» художница Лиза Морозова предлагает разделить с ней время труда и идею.

«Недруги современного искусства утверждают, что мы лапшу на уши вешаем, а я говорю –  наоборот, это весело и интересно», – замечает она.

Морозова трудится в зале «Наручные часы» и держит руку на пульсе настоящего. А вот в зале, где собраны работы Анатолия Осмоловского, Станислава Шурипы и Сергея Огурцова, «тикать» просто нечему.

«В отличие от других залов, здесь повествуется о времени психологическом, перцептивном времени, в котором мы переживаем произведение искусства. Вот, я сейчас прохожу через тенсаторы Сатнислава Шурипы. Поэтому и называется этот зал "0". Такого времени на часах нет», – поясняет куратор и художник Сергей Огурцов.

Он представитель текущего момента современного искусства. Критики называют его поколение «новые скучные». Они тратят время на философские размышления, и часов не замечают.

«Мы все делали за два-три дня, укладывадись к шести вечера, спешили домой, к детям, собакам. А они приходили в двенадцать ночи, поднимали охранника и работали до четырех утра», – рассказывает куратор Антон Литвин.

Действительно, отношение художников ко времени столь многообразно, что синхронизировать их деятельность нелегко. Наверное, поэтому на время выставки стрелки на всех часах остановили.