20.08.2012 | 10:56

Режиссер Андрей Кончаловский отмечает 75-летие

Кино, театр, опера – три кита, на которых строится жизнь Андрея Кончаловского. За долгие годы работы в профессии он решил для себя, что кинематограф – это полное господство режиссера. А в опере он должен «сидеть на обочине и заниматься рукоделием – искать интересные ходы, символы, смыслы». Познав в творчестве счастье, Кончаловский и формулы его вывел. В кино – это монтаж, в театре – возможность бесконечно улучшать спектакль. Сегодня всемирно известный режиссер принимает поздравления с 75-летием. Рассказывают «Новости культуры».

Непринужденная поза, чашка кофе – Андрей Кончаловский так начинает один из своих многочисленных авторских телепроектов: «Ну, в общем, так, наверное вы меня все знаете, а кто не знает – я скажу. Я кинорежиссер. Мне повезло, и я с юности занимаюсь любимой профессией».

На берегу Ганга, в жилище африканских аборигенов, посреди пустынь – песчаных и снежных – всю жизнь ищет ответ только на один вопрос – «Что такое русский человек, что такое Россия»?

Ученик Ромма, уже на втором курсе ВГИКа Кончаловский пишет сценарии для своего друга - Тарковского. На съемки дипломного – полнометражного фильма «Первый учитель» по Айтматову – едет в Киргизию. И сразу становится ясно: Андрей Кончаловский – режиссер авторского кино.

«Все, что снимает Кончаловский – это приключение культуры в мире дикости. Приключение интеллекта в России, – говорит писатель Дмитрий Быков. – И эта линия у него очень четко прослеживается – начиная с «Первого учителя».

Съемочная площадка – село Безводное, вместо актеров – местные жители. Кино на стыке жанров – «художественная документалистика» – для Кончаловского не эксперимент, а творческий поиск. Приговор чиновников: антисоветчина, клевета и неряшливость – обжалованию не подлежит. Живая и непосредственная «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж» на 20 лет отправляется «на полку». Режиссер ищет спасение в классике – «Дворянское гнездо», «Дядя Ваня». А в 80-м после эпической «Сибириады» – уезжает покорять Голливуд.

«Приехав в Америку, он оказался в другой среде, в которой тем не менее давление идеологическое, просто продиктованное другими идеями – капитализма, – рассказывает режиссер Егор Кончаловский. – Так, эту сцену мы будем снимать так или никак – вот такие фразы звучали. И конечно, ему просто неудобно было бы, он никогда не был и не есть тот послушный человек, который может слушаться и которому можно приказывать и давать указания».

И все равно рекорд: за шесть лет – шесть фильмов. Американская критика будет еще долго восхищаться, а Андрей Кончаловский вернется в Россию, снимет «Ближний круг», продолжение Аси-Хромоножки, «Дом дураков», с размахом экранизирует зарубежную классику. И продолжит ставить спектакли.

Его театральный путь начался ни много ни мало – с оперы «Евгений Онегин», не где-нибудь – в Ла Скала. Два года консерватории по классу фортепиано в юности – отличное подспорье. 87-й год, день премьеры, Милан живет футбольным чемпионатом, но зал все равно полон. Ближе к сцене дуэли выходит из строя электроника – гаснет свет. «Катастрофа!» – думает Кончаловский, «Новаторское световое решение» – пишет критика. Следом будут «Пиковая дама», «Война и мир». А еще масштабное действо на Красной площади. На Малой Бронной идет его «Мисс Жюли», в Театре Моссовета – «Дядя Ваня». Интеллигент, интеллектуал – в работе и жизни.

«Андрей Сергеевич очень любит своих актеров, тех, с кем он работает, – отмечает актер Павел Деревянко. – Обожает просто их. Позволяет очень много. На самом деле он очень добрый человек, удивительный такой».

Свой театр Андрей Кончаловский создает по законам кинематографическим. Первая «Чайка» в парижском «Одеоне» была навеяна философскими фильмами Бергмана. Ко второму, московскому спектаклю, переосмыслил пьесу в духе светлого и человеколюбивого Феллини. Андрей Кончаловский признается: мечтает поставить всего Чехова, Стриндберга, Шекспира и Эсхила, но так, чтобы каждый спектакль был как сама Жизнь.

Читайте также: 

Юбилей Андрея Кончаловского