09.12.2010 | 19:34

"Божественная комедия": театральный фестиваль в Кракове

 Бартош Шидловский – этого человека в театральной Польше представлять не надо. Креативный, невероятно энергичный и эрудированный молодой человек – не только художественный руководитель краковского театра «Нова Лажня» - в переводе на русский «Новая баня», но и основатель Международного театрального фестиваля «Божественная комедия» - своеобразного аналога российской «Золотой маски». Он проводится уже третий раз. В предрождественский Краков привезли лучшие польские спектакли – они составляют львиную долю фестивальной программы. Рассказывают «Новости культуры».

 

Фестиваль «Божественная Комедия», по-польски – Боска комедия – проходит в Кракове в третий раз. Он задумывался как международный, но очень скоро стало понятно: каждый год в Польше ставится такое количество новых и интересных спектаклей, что для иностранных просто не остается места. В результате сейчас на смотре – 90 процентов национальных постановок. Варликовский и Клята, Яроцкий и Люпа. И много-много новых имен.

Основная фестивальная публика – многочисленные краковские студенты, театралы, специально приехавшие из других городов, а еще - иностранные критики - отборщики из почти 60 стран. Билеты на спектакль – от 20 до 150 злотых, то есть от двухсот до полутора тысяч рублей, по польской жизни совсем немало. На некоторые спектакли удается достать вейщчувки – копеечные входные без мест. В «Божественную комедию» вовлечен весь Краков.

«В польском театре заложена бомба. И дело даже не в последних годах, а во всей нашей традиции. Собственно традиция состоит в том, что все возможно: любой поворот, любая тема. Я стараюсь, чтобы на фестивале была представлена вся палитра польских режиссеров, очень демократично», - говорит художественный руководитель фестиваля «Божественная комедия», режиссер Бартош Шидловский.

Ежи Яроцкий, мэтр польского театра, привез на фестиваль «Танго» по пьесе Славомира Мрожека – спектакль Национального театра из Варшавы. Мрожека Яроцкий уже ставил – еще в 65-м. Та постановка прожила три года и была закрыта из-за Мрожека. После того, как советские войска вторглись в Чехословакию, писатель выступил с резкой критикой. Его пьесу моментально вычеркнули из репертуара. В архиве Старого театра Кракова хранятся фото того легендарного спектакля – все, что осталось от постановки. Спустя почти полвека 81-летний Ежи Яроцкий еще раз поставил «Танго». Он говорит на медленном русском, что в 65-м видел в пьесе много комического. Сегодня находит в истории Мрожека больше драматического. «Мне захотелось сделать это немного посерьезнее», - объясняет он.

В спектакле Яна Кляты «Свадьба графа Органса» краковского Старого театра один из актеров должен произносить реплики, повиснув вниз головой. Врачи отговаривали немолодого артиста, но ради замысла любимого режиссера, вместе с которым уже не первый спектакль, он рискнул. «Свадьба графа Органса» - спектакль по прозе Романа Яворского, написанной в начале XX века. Гротесковая история – сумасшедший спор о религии и искусстве с очень сильным русским акцентом. Здесь и русский авангард с балетом, и русские имена.

«Все это было у автора. Без России и речи быть не может о европейской культуре XX века. Вообще я нашел этот роман абсолютно непригодным для сцены, и тем интереснее мне было его делать. В нем все очень гипертрофированно, но только в таком преувеличении и можно разглядеть суть вещей, я думаю. Реализм для меня ничего не значит», - признается режиссер Ян Клята.

27-летнего Кшиштофа Гарбачевского называют одним из самых обещающих молодых режиссеров. Он много жестикулирует и спорит. С юношеским размахов взялся за «Одиссею» Гомера – ему интересен конфликт сына, который никак не может выйти из тени своего легендарного отца. «Хотелось понять, какой может быть поэзия на современной сцене. Поэтому поэт Мартин Цецко сделал свою версию поэмы Гомера. А еще – для того, чтобы прожить жизнь свою, а не чью-то, очень важно найти собственный язык. Его-то мы и ищем», - говорит режиссер Кшиштоф Гарбачевский.

Поход на спектакль польского театра – серьезная работа. Отсутствие визуальных и смысловых табу – почти обязательное присутствие на сцене обнаженного тела, болезненная острота тем – все, что может казаться непривычным для русского взгляда, польская публика воспринимает естественно. Ни одного опоздания, мобильно звонка или шепота. Поляки выдерживают многочасовые спектакли на одном дыхании.

«Это месса для них, - считает театральный критик Алена Карась. - Это чувство, что театр на самом деле храм, о чем мы все время говорим, но реже и реже видим в нашем театре, в Польше очень часто нас преследует».

Организаторы признаются – в Кракове – самом театральном городе Польши, не трудно сделать хороший фестиваль. Здесь для этого есть все: давние традиции, много разных площадок в шаговой доступности, подготовленная публика. В предрождественском городе – «Божественной комедии» - святое время для театралов.