14.12.2010 | 13:12

Опера Родиона Щедрина "Боярыня Морозова"

Появление в Москве Майи Плисецкой и Родиона Щедрина – это всегда событие для многочисленных поклонников легендарной пары. Сегодня на сцене музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко состоится гала-концерт звезд мирового балета «Аве Майя». Он посвящен юбилею Майи Плисецкой. А накануне прославленная балерина в качестве слушателя побывала в столичном зале имени Чайковского, где прозвучала опера Родиона Щедрина «Боярыня Морозова». Это произведение в присутствии автора исполнил Государственный Академический хор имени Свешникова. Рассказывают «Новости культуры».

 

Родин Щедрин, конечно, дает – не наставления даже, пожелания, опера все-таки давно не звучала… Барабанам говорит - добавить артистизма, и всех просит - показать – это, действительно, трудно. Даже друг и сокурсник Щедрина – дирижер Борис Тевлин подхватывает - произведение такой сложности хор имени Свешникова еще и правда не исполнял.

«Сейчас хор больше чем наполовину омолодился и обновился, потому что была аттестация, пришли молодые, целеустремленные певцы, у которых нет болезни сидячести, что называется, которые принимают как должное все те задания, которые даются, сложные задания», - говорит народный артист России Борис Тевлин.

Утренние репетиции, в день спектакля, – все равно, что проверка, но единственный и самый строгий зритель  пока, кажется, доволен. Обещание, что дала себе Лариса Костюк, не сдержала. Зарекалась боярыню Морозову  петь, тяжело – не вокально даже, в душе.

«Я ее поддерживаю очень сильно, где-то не понимаю, как мать я ее не понимаю, я понимаю, что человеку необходимо верить в Бога, без Бога мы вообще никуда, но, наверное, чисто по-человечески, как женщина, мне ее трудно понять и оправдать, как матери, как христианке могу понять, как матери сложно», - говорит певица, исполнительница партии боярыни Морозовой Лариса Костюк.

Когда вышла вся в черном на сцену, стало действительно страшно - вновь погрузиться в жизнь той, у которой было, кажется, все, чье состояние оценивалось, как второе после царского, и которая сама, ради веры, от всего отказалась. Либретто на основе жития протопопа Аввакума и боярыни Морозовой, его писем к ней, написал сам Щедрин, в 2006-м премьеру исполнял камерный хор консерватории – 45 человек, в хоре имени Свешникова – все 70, и зал сегодня, действительно, содрогнулся: сначала, когда ему подарили этот знаменитый на весь мир взмах, потом – когда наконец-то вступил хор, он здесь не просто заменяет целый оркестр, а чуть ли не главное действующее лицо.

«Это звучание более полнозвучное, более насыщенное, эмоционально и внутренне», - говорит народный артист СССР Родион Щедрин. Пусть и с большим хором, но это все же концертное исполнение, и Родион Щедрин признается – все также мечтает о сценическом воплощении оперы.