14.12.2010 | 13:35

Средняя Азия глазами "русского Гогена"

«Путешествие в Азию» – так называется выставка произведений Павла Кузнецова, видного символиста, творца миражей и туманов. Представлен его так называемый «Степной цикл». Путешествие в Азию стало для него путешествием в другой художественный мир. В «Киргизской сюите» и «Бухарской серии» он достиг равновесия конкретного и отвлеченного, частного и всеобщего. Вместе с работами, которые принесли художнику мировую славу и прозвище «русского Гогена», на выставке можно видеть предметы прикладного искусства и быта. Именно эти краски и орнаменты вдохновили Павла Кузнецова и, можно сказать, прославили его на весь мир. Рассказывают «Новости культуры».

Таир Таиров коллекционирует шелковые облака, старинные, сотканные вручную халаты и ткани Средней Азии. Их называют «икат» или «абр» – от персидского  «абрбанди», что означает - «обвязанное облако». Таиров не устает восхищаться эстетическим чутьем создателей и зрителей этого искусства.

«Земляной пол, окон даже нет. Я говорю: "Продайте". "Нет, – говорят, – нам нужно". "Зачем? – "Балдеем, смотрим, наслаждаемся», – вспоминает Таиров.

Абстрактные узоры с вибрирующими, чуть размытыми контурами восхищали многих.

«Марк Ротко, Мондриан вдохновлялись этими вещами, не говоря уже о Кандинском», – замечает коллекционер.

Павел Кузнецов – автор живописных циклов «Киргизская сюита» и «Бухарская серия». В путешествии по Средней Азии мастер «Голубой розы» открыл оазис красок, иную декоративность, другой мир.

«Не зря Абрам Эфрос – известный искусствовед начала века – называл его русским Гогеном. Так очаровал его Восток, единение людей с природой, "восточный социализм", как он говорил», – отмечает куратор выставки Марина Лошак.

Она восстанавливает естественные связи: живопись и графику Кузнецова развесила рядом с произведениями анонимных мастеров абстрактных узоров. Халаты, сотканные ими на улицах Бухары в начале века, были все равно что передвижная выставка авангарда. В то же время они давали материал для этюдов с натуры. Марина Лошак вспоминает: когда пять лет назад увидела в Метрополитен-музее выставку «Матисс и его ткани», то впервые засомневалась, что лучше. 

«Я почувствовала, что и в этом случае ткани могут победить художника, даже такого хорошего, как Павел Кузнецов. Кажется, им это удалось», – добавляет куратор.

Пока модернистские картины и абстрактные халаты спорят друг с другом, кто живописнее, этнографические фотографии 1930-х годов отвечают за реализм. На них можно увидеть тех самых ткачей за работой. Атмосферу среднеазиатского путешествия начала века кураторы галереи «Проун» создавали со вкусом: стены покрасили в оттенки изюма и урюка – охра, оранжевый, лиловый. Каждый халат закомпоновали с картиной, каждую тюбетейку – с рисунком. Так поступал и Кузнецов, вписывая в одну цветовую гармонию овец, людей и произведения их рук. Выставка «Павел Кузнецов. Путешествие в Азию» - редкая нота красоты и гармонии и добросовестные штудии русского ориентализма.