15.12.2010 | 11:35

"Аве Майя!": во славу великой Плисецкой

Лучшие танцовщики российских трупп, а также солистка Венской Штаатсопер танцевали накануне в честь великой артистки. В программу гала-концерта «Аве Майя!», посвященного юбилею Майи Плисецкой, вошли сцены из балетов, в которых блистала Плисецкая, и номера, специально поставленные для праздничного вечера. Кроме того, публика увидела фрагменты документального фильма «Аве Майя». Но главным событием вечера было, конечно, появление самой героини и представление ее книги мемуаров под названием «Читая жизнь свою». Рассказывают «Новости культуры».

 

На балеты Плисецкой всегда было не попасть. В этот вечер она вновь собрала полный зал. В театре Станиславского и Немировича-Данченко звезды Большого, Маринки, Кремлевского балета, Венской оперы. Многие танцевали в честь великой Майи шестого декабря в Париже. Этот гала уже стал историческим. «Сегодня градус не меньше чем в Париже, принимают не хуже, лучше», - говорит режиссер гала-концерта Андрис Лиепа.

В вечернем туалете от Карден, с королевской грацией, Плисецкая принимает это признание в любви уже не в Париже, в Москве. Бесконечными овациями зал встречает великолепную Майю. Кадры кинопленки показывают историю восхождения, историю триумфа. Тонкий контур тела, говорящие руки, выразительные глаза, которыми наповал были сражены великие Бежар, Пети, Лакотт. Это в честь нее в Париже и Москве танцуют лучшие, и даже Эйфелева башня, восемь дней, назад, вспыхнула ее именем - Майя.

«Я никак не ожидала, что в мою честь зажгут Эйфелеву башню, но сегодня в Москве будет не хуже», - уверяет Майя Плисецкая. Они всегда вместе. Родион Щедрин и Майя Плисецкая. Композитор и балерина. В этот вечер он принимает ее триумф как самую большую победу в своей жизни. «Я вообще считаю, что поймал Жар-птицу с другой планеты. Она инопланетянка. Конечно, я за не горд и счастлив», - признается Родион Щедрин.

Этот концерт сложился из номеров репертуара Плисецкой. Солистка Венской оперы Людмила Коновалова танцует па-де-де черного лебедя, самую яркую партию Плисецкой. Женя Образцова, прима Маринки, говорит на языке Жизели. Илзе Лиепа, впервые увидев Плисецкую в тринадцать лет, до сих пор помнит ее страстную Кармен и яростное Болеро. «Сколько у меня было возможности, я ходила смотреть на ее глаза, на ее руки, дышать ее воздухом. Повторить это не может никто. Сегодня это просто дань нашего преклонения, восхищения и огромной любви», - отмечает Ильзе Лиепа.

Николай Цискаридзе признавался в любви великой Майе в Испании, Италии, Франции, в этом марафоне танцевал и в Париже, и теперь здесь – в Москве. «Нет ничего более великого, чем балет из России. Это, как Голливуд в Америке, точно также этот бренд в России. Плисецкая имеет к этому отношение, как никто», - уверен Николай Цискаридзе.

Она до сих пор остается загадкой, эта неповторимая, непостижимая Майя, «Аве Майя» – не просто поэтическая метафора. Абсолютное признание мирового балета.
 

Читайте также: Звезды мирового балета танцуют в честь Майи Плисейцкой

Опера Родиона Щедрина «Боярыня Морозова»