17.12.2010 | 14:08

"12 месяцев танго" Вениамина Смехова

Новый проект Вениамина Смехова называется «12 месяцев танго». Специально для него он снова взялся за поэзию, написал тексты для одиннадцати композиций польского танго. Среди них есть и невероятно популярное в России танго Ежи Петерсбурского «Утомленное солнце», и совсем неизвестные мелодии Альфреда Шера, Зигмунта Левандовски, Шимона Каташека. Музыку танго Вениамин Смехов соединил в этом спектакле с поэзией русского Серебряного века – стихами Мандельштама, Брюсова, Ахматовой. На стихи отца пела Алика Смехова. Рассказывают «Новости культуры».

Именно ради танго в 30-е годы прошлого века женщины надели широкие юбки, удобные туфли и окончательно забыли, что такое корсет. В наши дни зрители в Молодежном театре тоже забыли повседневные заботы, и тоже ради танго.

В этой постановке объединились Золотой век танго и Серебряный век поэзии. Получился не то концерт, не то поэтический вечер, не то спектакль. Семейный дуэт читает стихи под аккомпанемент оркестра. Набоков, Маяковский, Северянин, Блок – в этот вечер они звучат в ритме польского танго 1930-х годов. Почти все авторы этих композиций погибли в гетто и концлагерях. Говорят, поэтому именно в польском танго столько боли и трагизма.

«И вдруг взошел этот цветок, цветок танго, в котором растворились славянские корни, а аргентинское ушло куда-то вдаль», – подчеркивает народный артист России Вениамин Смехов.

Из начала минувшего века в этом спектакле не только музыка, но и костюмы. Они предоставлены из коллекции винтажных платьев Галины Аксеновой. Горжетки, оперные пальто, вуалетки. Забытый образ забытой эпохи поэтов и их Прекрасных Дам.

«Эти вещи делались для того, чтобы они были красивыми. Они помнят это и хранят. Это платье замечательное. Оно сделано в цвете Скиапарелли», – говорит автор идеи спектакля «12 месяцев танго» Галина Аксенова.

Здесь еще и немое кино показывают. На экране то Париж, то Санкт-Петербург, и люди, которые то празднуют, то ссорятся, то танцуют танго. А зритель наблюдает за всем этим, как обычный прохожий, через окно.

«У нас родилась такая история в окнах. Мы часто ходим по улицам и видим, что в окнах что-то происходит. Это так затягивает, какой-то такой мир, и там целая жизнь проходит», – поясняет театральный художник Юлия Михеева.

Это спектакль-воспоминание. Легкое, грустное, о том, чего уже не вернуть. Сначала ушел Серебряный век поэзии, за ним – Золотой век танго. А Вениамин Смехов вспоминает в этот вечер свою эпоху, своих актеров и свой Театр на Таганке. То время, когда они играли свои спектакли – такие же страстные, как танго.

«Я считаю, что здесь есть бацилла Таганки, инфекция тех спектаклей. Музыка, смыслы, контрасты, рисковые стыки такого стильного и лукавого текста и великой поэзии», – заверяет он.