17.12.2010 | 19:33

Роман "Прокляты и убиты" признан лучшей книгой о Великой Отечественной войне

Названо лучшее произведение о Великой отечественной войне. Выборку из 200 литературных сочинений проводил Русский ПЕН-центр открытым голосованием. В лидеры этого рейтинга вышел роман Виктора Астафьева «Прокляты и убиты». Почему, и кто был конкурентом этой последней книги писателя, объяснили сегодня на презентации нового издания романа. Рассказывают «Новости культуры».

На презентацию пришли члены ПЕН-центра, многие из которых лично знали Виктора Астафьева. Алексей Симонов как молодой литератор в свое время был награжден путевкой в село Овсянка, а потом общался с Астафьевым всю жизнь. О своем последнем романе Виктор Петрович говорил так: «Они все меня хотят вовлечь в свою компанию. Но пока они были у власти, я был литератор. Теперь я писатель. Раньше я писал то, что можно было печатать, сейчас – то, что хочу».

Роман «Прокляты и убиты» во время голосования в ПЕН-центре собрал больше голосов, чем «В окопах Сталинграда» Виктора Некрасова и «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана. Впрочем, дело, конечно, не в количестве голосов, а в голосе самого автора, который, как сказал Андрей Битов, перешел от правды генеральской к солдатской.

«Это человек, обладавший даром правды. Есть разные таланты. Память мешает художнику, а он не мог пропустить правду. Она была в нем», – заверяет президент Русского Пен-центра Андрей Битов.

«Это книга солдата. Чтобы солдат написал эпопею с такой силой, ощущением подлинности, вообразить невозможно», – замечает писатель, член Русского Пен-центра Михаил Кураев.

В книге две части. Карантинные лагеря в Сибири, а затем переправа через Днепр в 1943 году. Астафьев составил к роману большой комментарий, в котором много отзывов рядовых солдат, прошедших горнило войны. Они, как и Астафьев, считают, что войну нельзя романтизировать.

«У нас принято думать война – великая. И даже говорим – Великая Отечественная. Этот каннибальский подход не должен торжествовать. Виктор Петрович показал это месиво, крошево», – подчеркивает драматург, член Русского ПЕН-центра Ольга Кучкина.

Роман был издан при жизни Астафьева. Труднее всего ему далась последняя часть. Изуродованная на войне рука уже отказывала, но почерк, в буквальном и переносном смысле, оставался прежним.

«Это его лексика. Здесь автобиографично, очевидно, все», – отмечает писатель, член Русского ПЕН-центра Евгений Попов.

Астафьев всю жизнь писал о войне. «Прокляты и убиты» – своеобразный итог размышлений, который Виктор Петрович, с присущей ему искренностью, подводит так: «Правду о войне, да и о жизни нашей, знает только Бог».