21.12.2010 | 12:52

Савва Ямщиков: "Реставратор всея Руси"

«Реставратор всея Руси» – очень точное название для книги о Савве Ямщикове – искусствоведе, реставраторе, публицисте, просветителе. Презентация книги состоялась в Государственном историческом музее. В издание вошли воспоминания коллег и единомышленников, близких друзей и родных Саввы Ямщикова. Среди авторов люди самых разных профессий: художники, писатели, актеры, журналисты, спортсмены. Их объединило счастливое знакомство с этим ярким и сильным человеком, блестящим специалистом, которому столь многим обязана отечественная культура. Рассказывают «Новости культуры».

Идея сборника воспоминаний о Савве Ямщикове лежала на поверхности. Постарались сделать его максимально быстро. В книгу вошли рассказы друзей и коллег из абсолютно разных сфер – Владимира Васильева, Юрия Роста, Николая Бурляева.

«Такое ощущение, что у него в жизни было несколько периодов. Когда один период заканчивался, он становился другим человеком», – замечает Марфа Ямщикова, дочь Саввы Ямщикова.

Для одноклассника Игоря Остерцова Ямщиков так и остался Славой. При поступлении в школу его записали более простым по звучанию именем Вячеслав – вместо Савелия. 

«Мой Вергилий», «Саввина тройка», «Эпический человек», «Эдмон Дантес русской культуры» – названия воспоминаний говорят сами за себя.

 «Во главе всего была его большая фигура. И правдивого, и вруна, и фантазера, и рассказчика. И ведь многие его фантазии оказывались правдой», – говорит журналист, фотограф Юрий Рост.

Его уважали за то, что он был борцом – несгибаемым, принципиальным. Говорят, Савва Ямщиков чувствовал, что стоит за тем или иным проектом. Первым стал бороться против «Охта-центра». Тогда на пресс-конференцию противников строительства многие просто боялись приходить.

«Он был выразителем самого наболевшего в стране. Мы последние четыре года часто общались. Я уже не спорил», – рассказывает председатель Попечительского совета ВООПИиКа Павел Пожигайло

«Реставратор Всея Руси» – неофициальное звание, которое дали Савве Васильевичу его друзья. Обещают, что эта книга воспоминаний не последняя.