27.12.2010 | 10:26

Итоги литературного года

Начинать подведение итогов «культурного года» с литературы – вполне естественно. Еще Стендаль называл ее «симптомом состояния цивилизации». Российская словесность со времен Толстого и Чехова успешно выполняла «диагностическую» функцию. Правда, уходящий 2010, в рамках которого вспоминали обоих классиков, оказался не столько богат на новые «откровения», сколько впервые ясно обозначил основные литературные тенденции конца «нулевых». О чем и на каком языке будут говорить и писать в следующем десятилетии – вместе с экспертами попытались спрогнозировать «Новости культуры».

 

 

Литературные премии подвели свои итоги. Хотя эти итоги никаким образом не совпали с тем, что происходило в литературном процессе в уходящем году. Началось все с «Национального бестселлера» и победителя этой премии Эдуарда Кочергина с книгой «Крещенные крестами». Выбор был, безусловно, достойным, но никакого отношения к «национальному» и тем более «бестселлеру» книга Кочергина не имеет. Дальше – больше. Лауреатами «Большой книги» стали – роман «Т» Виктора Пелевина, «Перс» Александра Иличевского и «Лев Толстой: бегство из рая» Павла Басинского, занявшего первое место в этом списке.

Книги, выигравшие не в результате авторского таланта, а за счет изображаемого объекта – главная претензия к премиям этого года. Дважды наградив, таким образом, графа Толстого и один раз – Хлебникова, литературная общественность не успокоилась. И на русской версии английского Букера объявила победителем роман «Цветочный крест» писательницы Елены Колядиной. Слова из романа тут же стали мемами.

По словам литературного критика Галины Юзефович, «возникает ощущение, что литературные премии ничего не отражают и живут своей отдельной жизнью – это ощущение разделяют даже те, что с этими премиями работает. Мой прогноз на будущий год, что они перестроятся, изменятся – иначе невозможно».

Толстой стал безусловным героем не только литературных премий, но и маленькой станции «Астапово», затерянной в глуши Липецкой области. К столетию со дня смерти классика здесь спешно положили асфальт, отремонтировали станцию и дом, в котором Толстой провел последние дни.

Также спешно в этом году, пожалуй, вводили в обязательный школьный минимум книгу другого классика – «Архипелаг Гулаг» Солженицына. Уже в феврале 2011 года ученики одиннадцатых классов будут читать сжатую версию. Как прокомментировала литературовед Елена Чуковская, «эта книга показывает и объясняет многое в сегодняшнем дне. Она показывает, откуда у нас сегодня существует жестокость, несправедливые суды, равнодушие».

В этом году в России отмечали 150 лет со дня рождения Чехова. Классика вспоминали и в театрах, и на улицах городов от Сахалина до Москвы. Сколько-нибудь серьезного литературоведческого труда о Чехове в этом году не появилось.

Всегда с осторожностью выбиравший слова классик, скорее всего, не с первого раза угадал бы - что значит «словить лайк». Небывалый интерес к социальным сетям, возникший в уходящем году породил и новые слова. Какие из них могут претендовать на звание «слова года» - гадали и лингвисты, и просто пользователи. Среди финалистов – бесспорный лидер - глагол «лайкнуть» – от английского «лайк» – нравиться. Высказывать одобрение пользователи все же предпочитают на английском, но слово уже зажило своей собственной жизнью – «нахватать лайков» - устойчивое выражение.

«Наши события также дали пищу для языка, - говорит директор института лингвистики РГГУ Максим Кронгауз, - Это, прежде всего, «жара», «огнеборцы», старое слово «рында», которое возникло из диалога блогера и премьер-министра, это словосочетание «утрата доверия», которое раньше существовало только где-то в законе.

Для интеренет-издателей год начался с открытого письма с просьбой сделать доступным культурное наследие России всем пользователям Интернета. Единственное, что этому мешало «специфика российского законодательства в области авторских прав». Специфика осталась, но в тоже время приобрели необычайную популярность электронные книги.

Наконец-то затихли споры о том, победит ли электронная книга бумажную, или нет. Теперь в метро количество читающих по старинке и тех, кто предпочитает электронные носители информации, практически сравнялось.

Интернет, как оптимальное средство передачи информации, хоть и косвенно, влиял и на читательские запросы. Небывалый интерес к протестному движению в блогосфере отразился и на литературе. Большим спросом начали пользоваться близкие по жанру к документалистике и журналистскому расследованию книги – ярмарка интеллектуальной литературы NonFiction в этом году показала – fiction и выдуманная реальность все меньше кого-то волнует.

Небывалый успех «Подстрочника» Лилианны Лунгиной, более ста тысяч проданных экземпляров за год – одно из подтверждений.

По мнению литературного критика Александра Гаврилова «как только в обществе набухает бунтарское, яростное напряжение, так и русская литература оживает. Это и Серебряный век, и литература накануне 90-х. Судя по тому, как улучшилась литература сейчас, мы стоим на пороге интересных исторических времен».

Кстати, или в силу избыточности хороших книг или по другим, необъяснимым, причинам, без премий и должного читательского внимания остались - книга «Шалинский рейд» Германа Садулаева и его попытка осмыслить, что же происходит со всеми нами в последние двадцать лет.

А также Евгений Водолазкин и его филологический роман «Соловьев и Ларионов», и Сергей Иванов со своей историей вещей в книге «Тысяча лет озарений» и многие другие. Все эти книги ждут следующего года.

Все материалы темы: "Итоги 2010 года">>>