28.12.2010 | 11:25

Киноитоги года

Сегодня весь мир отмечает Международный день кино. 28 декабря 1895 года в Париже состоялся первый публичный платный сеанс кинематографа братьев Люмьер. Тогда «движущиеся картинки» символизировали торжество технического гения. Теперь от «важнейшего из всех искусств» ждут и других прорывов. В уходящем 2010-м новое русское кино громко заявило о себе в мире. В первую мировую десятку вошел, наконец, и отечественный кинорынок, преодолев психологически важный рубеж - совокупные кассовые сборы в кинотеатрах страны превысили планку в один миллиард долларов. Однако в этой сумме доля национальной продукции незначительна – российский зритель «эмигрирует» в Голливуд. «Общий баланс» киногода попробовали подвести«Новости культуры».

Торук Макто улетел в заоблачные дали, став не просто самым, а недосягаемо кассовым. Единственный за всю историю кино – «Аватар» собрал больше двух миллиардов долларов. Пока режиссер Джеймс Кэмерон выступал на экономическом форуме в Давосе, о его фильме спорили в России - действительно ли это реформа в технологии съемок. Когда у нас грянула своя реформа – киноиндустрии – «Аватар» вспомнили еще раз – на все отечественное кино выдавалась половина бюджета этого фильма.

Кто разделит этот пирог - государство финансирует теперь не фильмы, а студии - с самого начала года киносообщество слухами полнилось, к марту его и вовсе – залихорадило.

Владимир Малышев, ректор ВГИК: «Хотя я слышу среди собратьев кинематографистов, что существует тайный сговор, заранее кто-то решил, продвинул компании, на самом деле - идет нормальная работа».

Когда за закрытыми для прессы дверями в этой работе наконец-то поставили точку, толи выбрали, толи назначили лидеров – стало ясно – в списке счастливчиков – никого неожиданного - все знакомые лица.

Никита Михалков, режиссер, народный артист РСФСР: «Я могу сказать одно, не должно быть хуже, по крайней мере, не должно быть такого огромного количества картин, которые запускаются и не выходят на экран, и никто не может объяснить почему эти картины на экран не вышли, думаю, что сегодня, по крайней мере, восемь этих компаний, которые утверждены, будут персонально отвечать за то, что они делают, и уже списать все на то, что творческая неудача, случилось нечто, цунами – ну, цунами это, форс-мажор, а вот так просто - не получилось, а деньги потрачены…»

Сергей Члиянц, режиссер, продюсер: «Хуже, чем раньше, раньше у меня была возможность идти в уполномоченные органы федеральной власти и доказывать состоятельность своего замысла, теперь я должен доказывать свой замысел конкуренту».

В этой большой восьмерке каждому лидеру - по 250 миллионов государственных рублей, каждый за них будет отчитываться, государство получает часть потраченных средств, зритель получает кино, наше, отечественное, то самое, что он целый год так старательно игнорировал.

На показах российских фильмов – полупустые залы, и это уже скорее правило. С июня по август на большом экране вышли девять наших картин, прошли незамеченными, их сборы не дотянули даже до полутора процентов от общей кассы. За грустное лето 2010-го российское кино посмотрело всего 510 тысяч человек.

Те, кто в эти неприятные цифры верить не хочет, все еще надеются на одну лазейку – посчитать реальное количество зрителей у нас невозможно. Эта продюсерская мечта - электронный билет - система отчетности кинотеатров, повсеместно в этом году так и не была введена. Не реализована и мечта другая – самих кинотеатров по-прежнему катастрофически не хватает.

Сергей Сельянов, режиссер, продюсер: «Мы довольно большая страна, население почти 140 миллионов, а в кинематографическом смысле примерно равны Польше, то есть столько же людей, как в Польше, имеют возможность посмотреть кино в современных кинотеатрах у нас в России».

К концу года, когда цифры подбили, стало понятно – в них, не то что не хочется, а просто страшно поверить. Наше кино не смотрят вообще нигде – ни в вип залах, ни за 500 рублей, ни за 200. Кредит доверия подорван, как никогда - впервые доля российского кино составила рекордно низкие 17 процентов.

Олег Иванов, енеральный директор независимой исследовательской компании: «Четыре года назад, когда мы составляли прогноз, мы предполагали, что постепенно доля отечественных фильмов будет увеличиваться и дойдет до уровня к нынешнему году - до 35 процентов сборов, получается, мы ошиблись в два раза, этот серьезный удар был связан с тем, что зритель постепенно переставал верить в отечественные фильмы».

Антон Долин, кинокритик: «Успехи есть у русского кино, показывающего, что сила русского современного кино в кинематографе фестивальном, авторском, которое государство не поддерживает, для поддержки которого нет никаких фондов, есть только несколько кинотеатров с несколькими сумасшедшими энтузиастами, готовыми терять деньги, они все равно теряют деньги, публика, привыкшая к обману, не хочет на это смотреть, не зная, что это хорошо».

Самый провальный для проката год стал триумфом на международной арене. Первым русским сдался Берлин – сколько раз, словно победное знамя, поднимали здесь медведей перед мировой кинопрессой, и сколько потом рассказывали, как и кого провели тем чукотским летом.

Алексей Попогребский, режиссер: «Я не берусь анализировать успех какой бы то ни было моего фильма, просто нам всем было очень интересно его снимать, очень интересно над ним работать, я думаю, что этот интерес он всегда транслируется в зрительный зал».

Гламурные и скандальные Канны в конкурс взяли самый скандальный фильм года – «Утомленные солнцем 2» Михалкова. Сочинский «Кинотавр» стал почти конкурентом Венеции – прямо с берега Черного моря на Адриатику отозвали «Овсянок» – ревнивая Мостра за собой закрепила право первой фестивальной ночи. Председатель жюри Тарантино, раздав по львам друзьям и бывшим подругам, «Овсянкам» присудил Озелло – за лучшую операторскую работу – Михаилу Кричману. На самом нашем фестивале из всех – Московском международном - бал правила Восточная Европа, страны бывшего соцлагеря этим летом в своих фильмах расставались с прошлым, а сам ММКФ, наконец-то, - с плохими привычками.

Никита Михалков, режиссер, народный артист РСФСР: «Самое главное качество московского кинофестиваля - то, что он перестал быть испуганной субстанцией, которой все время нужно иметь звезд и пьянку».

Союз кинематографистов в этом году снова расшатывало, тем – кому там не нравится - писали воззвания, съезды с первого раза не созывались, но под конец года новый устав - этот главный фрукт раздора - все же приняли.

2010-й - один из самых неспокойных в кино - год расколов, провалов, побед и надежд – теперь надежды уже возлагают на следующий – 2011-й – на промежуточные результаты нового механизма господдержки и, конечно, на новое российское кино. Уже известно – в Берлине покажут картину «В субботу» Александра Миндадзе, а в Каннах, говорят, ждут – Андрея Звягинцева с фильмом «Елена».

Все материалы темы: "Итоги 2010 года">>>